Поездка по городам юго-запада России с 29 апреля по 7 мая 2012 года.

 

Как и предыдущие повествования (см.www.georfed.narod.ru), это описание предназначено для путешествующих самостоятельно и освещает, в основном, хозяйственно-бытовые подробности пребывания в дороге и в населенных пунктах.

 В тексте приводится стоимость разного рода услуг, режим работы организаций, оказывающих эти услуги - информация, которая может пригодиться при планировании путешествия.

В приложении (http://georfed.narod.ru) представлены краеведческие материалы, которые скомпилированы на основе сведений, извлеченных (без соблюдения авторских и смежных прав) из Интернета при подготовке к поездке, в том числе о населенных пунктах, которые я планировал посетить или мог оказаться в них непреднамеренно, но это по разным причинам не случилось.

 Расписания железнодорожного транспорта рекомендую смотреть на http://rasp.yandex.ru, а местного автотранспорта на сайте http://all-transport.info/

 

 

Путь от Москвы до Брянска – 223км+124км

 

На Киевском вокзале получил (бесплатно, как ветеран труда) билет до Калуги-2, предельной станции для московских льготников. Полный билет стоит больше 300 рублей. На мой вопрос о проезде до Сухиничей ответили невнятно.

Сел я в электричку 8-32, которая по выходным в летнее время, ходит до Сухиничей. Электричка обычная и, хотя до конечной станции она идёт около четырёх часов, туалетов в ней не предусмотрено. Два раза проверяли билеты, однако проверяющие отказывались оформить мне билет до Сухиничей.

Электричка-экспресс двигалась с малым количеством остановок. Уже после Бабынино появились контролёры-кассиры, которые и стали продавать билеты до Сухиничей за 174 рубля, в т.ч. 50 рублей сбор: то ли за услугу по продаже в поезде (официальная версия), то ли штраф за безбилетность. Мелкое и глупое жульничество, к которому прибегает Якунин в целях сбора средств на устройство станционных часовен, тогда как на многих мелких станциях кассы давно ликвидированы.

В Сухиничи электричка прибыла в 12-18, а из Сухинич в 12-28 уходила электричка на Брянск. Московская пришла на 4-ый путь и надо было пройти до вокзала по надземному переходу, а брянская электричка отправлялась из отдалённого тупика. Бегать с такой скоростью я уже не могу.

 

Сухиничи

Упоминается с 18 века; город с 1840г.; р.ц. Калужской обл.; на речке Брынь;

Узел ж/д дорог на Калугу, Брянск, Киров, Смоленск, Козельск; 15 тыс. жит.

Карта г. Сухиничи - http://www.komandirovka.ru/cities/suhinichi/map/

 

Вокзал в Сухиничах одноэтажный, чистенький. Территория ограждена металлическим решётчатым забором, но охраны нет, и редкие калитки стоят открытыми. Туалет примитивного устройства в отдельном каменном домике на платформе в сторону Брянска.

Мне сказали, что неподалёку расположена столовая, но она оказалась закрытой, похоже, навсегда. Продмагов на привокзальной площади несколько, но времени у меня было три часа, и я решил съездить в центр города.

Подождал под навесом автобусной остановки (напротив вокзала, через сквер), на Железнодорожной улице.

Сел в ПАЗик, заплатил 12 рублей за проезд, и поехал в центр. Насколько я понял, через ж/д вокзал в центр города идут два маршрута: на Сухиничи-Узловые и на автозавод. Оба доходят до центра города, но «на автозавод» там поворачивает направо, на ул. Марченко.

Центр города располагается на вершине пологого холма, куда довольно долго поднимается автобус от вокзала. На этой вершине, по преданию, и сидел Соловей-разбойник, пока Илья Муромец, по пути в Киев, не пресёк активность конкретного пацана. И конкретный Брынский лес здесь, за речкой Брынь начинался. 

Зашёл на автостанцию по адресу ул. Ленина, д.52 (одноэтажный домик, маленький зал ожидания с несколькими скамейками), посмотрел расписание. Покурил в сквере между автостанцией и церковью Смоленской иконы Божией Матери, зашёл в столовую «Колос» (пер. Кравченко, д. 3), рядом с той же церковью. Там меня хорошо покормили за умеренную цену (в столовой есть доступный туалет с водопроводом и канализацией).

Погулял немного по чистому и симпатичном центру города - здания невысокие, хорошо сочетающиеся с сохранившимися дореволюционными, которые находятся в ухоженном состоянии, два сквера со скамейками.

Обратно тоже поехал на автобусе. Оставшийся час провёл в здании ж/д вокзала и в привокзальном сквере со скамейками, но там многочисленные грачи реставрировали гнёзда, сильно шумели и гадили. Неподалёку, на ул. Чкалова, есть клуб железнодорожников с музеем местного железнодорожного узла, но идти туда мне было лень, да и обычно такие станционные музеи открываются только к приезду начальства.

Купил билет на электричку до Брянска за 200 рублей.

 

 

 

 

 

 

 

Брянск

 

Упоминается с 985 года; город-центр удельного княжества с 1252г.;

областной центр Брянской обл.; на реке Десна; 410 тыс. жит.;

Узел ж/д дорог на Орёл, Суземку, Льгов, Унечу, Киров, Рославль, Сухиничи, Дудорово.

Карты г. Брянск - http://mapcatalog.ru/rus/city.php?sub_id=51&fed_id=4

 

Вокзал Брянск-Орловский очень большой (обслуживает семь дальних направлений и одно тупиковое – на Дудоровский). Точнее вокзалов два: старый и новый, и оба большие. Комнаты отдыха пассажиров на четвёртом этаже нового здания. Уже начались праздничные дни, и народу в ж/д отеле не было (по словам персонала накануне гостиница была заполнена). Взял место в самом большом 10-и местном номере за 400 рублей в сутки. В Брянске нет традиционной для комнат отдыха ж/д вокзалов возможности определиться на постой на полсуток за 60% стоимости. В номере я был один, только поздно вечером появился незадачливый автомобилист, машина которого сломалась, к его удаче, непосредственно на улице Брянска и не потребовала вызова эвакуаторов.

Ассортимент вокзальных кафе и буфетов меня не удовлетворил и, перейдя пути (частично по давно аварийному надземному переходу), вышел к скверу с памятником Ленину, пушкой, вечным огнём и скамейками, на одну из которых сел передохнуть. Соседи по скамейке подсказали мне, что поужинать можно рядом, на ул. Димитрова, в заведении под названием «Трактир». Там я поужинал и даже, по старой традиции, выпил водки местного разлива, но только 50 грамм, учитывая состояние моего здоровья и жару (даже вечером было +250). В кафе имеется цивильный туалет для клиентов.

Для моциона прошёл по автомобильному мосту через пути, и вышел на мост через Десну посмотреть на Брянск издалека снизу. Погулял в районе вокзала - в конце платформы в сторону Москвы стоит паровоз и имеется памятная доска, посвящённая Губонину, который профинансировал и организовал строительство железной дороги от Орла на Витебск, на которой и появился в 1868 году первый в Брянске вокзал. Губонин был одним из «железнодорожных королей» того времени, олигархом по-нашему, однако с возрастом хватку утратил, и впоследствии его многомиллионное состояние значительно сдулось.

Рядом с этим мемориалом представлен образец бесплатного туалета того времени, навсегда закрытый по техническим причинам.

 

Проезд от Брянска до посёлка Локоть – 61км +37км

 

Утром было прохладно и пришлось надеть ветровку. Купил билет до станции Навля за 75 рублей, и  устроился ожидать суземскую электричку среди многочисленных путей, напряжённо вслушиваясь в объявления. Плохие динамики и дикторша с захлёбывающейся дикцией Жириновского нервировали. Знающие люди подсказали, что на Суземку всегда отправляются с высокой платформы, примыкающей к вокзальным зданиям.

Народу было мало и в вагоне двое поездных гитаристов настраивали инструменты и репетировали. На станции Брянск-Льговский народу вошло много, но они разъезжались по своим дачам, и к Навле свободных мест опять стало достаточно.

В Навле я быстро нашёл автостанцию. Она расположена слева по ходу движения из Брянска в маленьком одноэтажном домике на второй привокзальной площади, среди магазинов и лавок. Купил билет до посёлка Локоть за 59 рублей.

До автобуса оставалось ещё немного времени, и я посетил вокзальный туалет, который размещается в отдельном домике на той же стороне, что и ж/д вокзал, в направлении от Брянска.

Вокзал окружён заборами, но проход в калитки свободный. Только прогуливаются принаряженные в форму охранники. Видимо Якунин ещё при обучении в Военмехе и шпионской школе жаждал видеть себя полководцем-строевиком и на посту руководителя РЖД реализует свою мечтания. Но до состояния железнодорожной милиции  времён Кагановича он довести свою стражу не успеет, а я из малолетства помню ж/д милиционеров с шашками и в кубанках с малиновым верхом.

Поехал я на автобусе в Локоть осознано, чтобы оказаться в центре посёлка. Ж/д станция Брасово находится примерно в трёх км от центра посёлка Локоть, и автотрасса на Киев проходит примерно в стольких же.

Автобус был «ПАЗик» нового образца, но потрёпанный. Ехали по киевской трассе быстро и приехали за 45 минут. Остановка «Поворот на Локоть» представляет собой большой навес для пассажиров и, в отдалении, туалет.

 

 

Локоть

 

Упоминается с 1495г.; посёлок с 1938г.; центр Брасовского района Брянской обл.; недалеко от реки Нерусса;

ж/д станция Брасово на линии Брянск - Льгов; 12 тыс. жит.

Карты пос. Локоть - http://www.georfed.narod.ru/maps/maps.htm

 

Я вылез, не доезжая до автостанции, поддавшись стадному чувству, но не прогадал – идти до гостиницы (Липовая аллея, д.39) оказалось гораздо ближе. Покурил на одной из скамеек, стоящих на аллее, прошёл через площадь, занятую памятником Ленину, и многочисленными магазинами.

На двухэтажном доме много вывесок, но гостиничной нет. За 500 рублей я получил койку в трёхместном номере на втором этаже, где расположены остатки отеля. В комнате водопровод и маленький телевизор с комнатной антенной – видно по нему плохо. Туалет, общедоступный, расположен на первом этаже.

Я умылся и пошёл гулять по посёлку. Прямо напротив гостиницы располагается местная власть (проспект Ленина, д.2) и там, в выходные дни, обязательно должен быть дежурный. Так и оказалось, но теперь он называется не дежурным по райкому КПСС, а дежурным МЧС.

Он любезно ответил на те вопросы, которые у меня были. Даже вышел со мной на улицу и на близлежащее указал пальцем.

Первым делом я зашёл в соседнее, большое и относительно современное здание Дворца Культуры, в котором размещается недавно открытый музей. Но музей был закрыт – день предпраздничный, а музейные подвижники закрывают их с меньшими основаниями и в обычные дни. В стандартной ситуации музей работает со вторника по субботу с 9 до 18 час., перерыв с 13 до 14 часов.

Зашёл в соседнее большое здание, где размещаются закусочная и кафе (фактически ресторан) «Нерусса». Закусочная меня не привлекла, а ресторан на втором этаже готовился к большому торжеству. Однако меня накормили мясом с вкусной картошкой, не в пример нынешней, импортных сортов, которой даже вечно голодные колорадские жуки брезгуют.

Решил отправиться на конезавод. Ходить по посёлку приятно - большинство улиц организовано как сельские: по красным линиям улиц вытянулись аккуратные заборы, одно-двухэтажные дома немного заглублены на просторные усадьбы, на которых цветут вишни, черёмуха и яблони.

На конезаводе я хотел повидаться с кем-нибудь из дежурных и прояснить возможность покататься на лошадях в течение нескольких дней, о чём меня просили знакомые.

Я демонстративно обошёл всю территорию около конюшен, но внимания служащих не привлёк, может быть потому, что через конезавод местные жители ходят на кладбище.

В каменных конюшнях и открытых загонах много лошадей (на заводе их больше 200) и в комплексе выглядит это привлекательно, несмотря на то, что здания находятся в потрёпанном состоянии, а некоторые разрушаются.

Существует конный завод на этом месте с середины 19 века, тогда же были построены первые конюшни со стенами метровой толщины. Во время войны толстостенные конюшни использовались как тюрьма для заключённых, заподозренных в сотрудничестве с партизанами. На территории конезавода исполняла смертные приговоры палач Локотского округа, бывшая московская комсомолка Антонина Макарова, казнившая около 1500 человек. Макаровой выделили комнату в одном из помещений конезавода и выдали пулемет, который она хранила у себя дома. На одной из конюшен, выходящей к Липовой аллее, висит памятная доска, напоминающая, что в этом здании во время войны была тюрьма.

Происходило это в 1941 – 1943 годах во время существования в тылу немецких войск Локотского самоуправления – антисоветского административно-территориального образования, активно сопротивлявшегося партизанскому движению. В течение этих двух лет Локоть имел статус города – центра этого округа, хотя в большой округ входили такие древние и общепризнанные города, как Севск и Дмитровск-Орловский. Подробнее смотри в Интернете, где достаточно много противоречивых оценок этого непростого явления, и в Приложении (http://georfed.narod.ru).

Кроме трагической памятной доски, на территории конезавода видел небольшой сентиментальный памятник умершему в 1988 году жеребцу, то ли на его могиле, то ли просто в память. Спросить было не у кого.

Обратно к центру посёлка решил вернуться другим путём. Недалеко от конезавода повернул на относительно оживлённую Партизанскую улицу, ведущую в сторону станции Брасово. Пошёл под палящим солнцем по этой улице, заходя в магазины, чтобы побыть в тени, и прикладываясь к водоразборным колонкам, которые стоят и на других улицах Локтя маловостребованными – видимо водопровод имеется в домах и на усадьбах. Потом свернул вправо и преодолел овраг шириной метров 200 с засохшим уже ручьём. Весь длинный овраг зарос деревьями и получился лес посреди посёлка. Вышел я к каким-то незамощёным улицам, но вскоре оказался на автостанции (ул.Победы, д.18).

Кассирша автостанции в настоящее время размещается в списанном автобусе (рядом строится новое здание), стоящем у забора стадиона на площади с многочисленными магазинами и рынком. Подтвердилось, что я поступил правильно, отправившись из Навли на автобусе. Никакого внятного, по расписанию, движения в сторону станции Брасово не существует. Но таксомоторов в Локте много, проезд по посёлку стоит 60 рублей.

Рядом с автостанцией стадион, протянувшийся от ул.Победы до Ленинского проспекта. По тени прошёл проходом между стадионом и зданиями комплекса колледжа, растянувшимся на целый квартал. Ещё до войны мелиоративный техникум перевели из Москвы в Локоть. Вместе с техникумом туда переместился актёр Пётр Глебов, который после его окончания подался в артисты и, впоследствии, сыграл роль Григория Мелехова в «Тихом Доне». Учился в техникуме и забытый ныне советский писатель Николай Грибачёв, получивший за свою красносотенность Ленинскую премию, и назначенный в 1980 году на декоративную должность Председателя Президиума Верховного совета РСФСР.

Техникум был и сельскохозяйственным и промышленно-экономическим, а сейчас колледж готовит менеджеров, юристов и других, крайне необходимых посёлку специалистов.

Я уже подустал, и долго сидел в тени на скамейке под давно посаженными перед входом в техникум разнопородными деревьями. На противоположной стороне Ленинского проспекта (в центре посёлка!) растёт ровными рядами обширный фруктовый сад. Что интересно, и этот, и пришкольный сад недалеко от конезавода ещё не зацвели, хотя на всех подворьях цветение идёт буйно. Видимо деревья этих больших садов - коллективисты и ждут команды.

Пошёл в очевидном направлении и вскоре оказался в знакомых местах. Во Дворец культуры приехал цирк, и народ около ДК кучковался. Посидев в прилегающем к ДК сквере, решил прогуляться в Парк Культуры, который тоже имеется в посёлке.

Спустился по Советской улице, начинающейся между гостиницей и станкостроительным заводом, спиной к которому поставлен памятник Ленину. Слева по улице стоит церковь (ул. Советская, д.11), в недавнее время удачно трансформированная из заводского клуба. До того это было какое-то служебное помещение Брасовского имения великого князя Михаила Романова.

Действительно, есть Парк Культуры, хотя посёлок при царизме не был уездным центром, которые в обязательном порядке должны были обладать городским садом. Днём, в выходной день, в парке гуляли дети с родителями. Дети активно использовали качели, карусели и скульптуры, оставшиеся с раньшего времени. По парку вальяжно гуляли роскошные пёстрые курицы с ещё более блистательными петухами. В парке есть деревянный Летний театр немного сараистого вида, танцплощадка, ожидавшая в более поздние часы подростков. Парк чистый, с многочисленными неполоманными скамейками, много старых деревьев, в.ч. нетрадиционных для этих мест лиственниц.

Их посадили в конце 19 века, когда у давних владельцев Апраксиных удельным ведомством было выкуплено большое Брасовское имение и передано в пользование великому князю Георгию Романову, среднему из трёх сыновей Александра Третьего.

В музей я не попал, и не знаю, бывал ли в Локте мой тёзка?

Если и бывал, то мало. Георгий родился в 1871 году, имение купили в казну в 1882, а немного позже выяснилось, что второй (после Николая) в очереди на наследование престола болен туберкулёзом - «болезнью бедных», как её называли социалистические демагоги. По общему мнению, Георгий был самым способным из братьев, к тому же энергичным и остроумным. Он пытался стать моряком, отправился вместе со старшим братом, будущим императором Николаем Вторым, в морское путешествие в 1890 году, но из Индии вынужден был вернуться и постоянно проживать в Абастумане, горном курорте в Грузии, где для него были построены скромные Зимний и Летний дворцы. Сильный приступ чахотки настиг Георгия на горной дороге, когда он катался на некоем подобии мотоцикла. Спасти его не смогли, и наследник престола умер, несмотря на знатность и богатство.

После него имение в 1899 году перешло к следующему наследнику – великому князю Михаилу, младшему из братьев, родившемуся 1878 году. Михаил был отменным строевиком-кавалеристом, политикой и вершиной власти не интересовался, но проявил себя рачительным хозяином.

Оказавшись в 1899 году наследником первой очереди, Михаил пять лет тоскливо осваивал государственные обязанности.

После того, как у императора в 1904 году родился сын Алексей, Михаил, дядя новорожденного, переместился в наследники второй очереди и решил расслабиться. Сначала он завёл интрижку с фрейлиной своей сестры Ольги, а когда уже бывшую фрейлину попросили от Двора, закрутил роман с дважды разведённой дамой. В июле 1910 года у них родился сын, названный, в память умершего брата, Георгием, но императорская семья его родственником не признавала. В виде особой милости Николай II разрешил мальчику иметь отчество Михайлович, под обещание Михаила не оформлять брачных отношений с матерью. Михаил договорённостью пренебрёг, и тайно, в сербской православной церкви в Вене, обвенчался с Натальей Вульферт (в предыдущем замужестве Мамонтовой, в девичестве – Шереметьевской), родившейся в Перово дочерью московского адвоката.

После этого Михаил, согласно закону о престолонаследии, утратил права на корону.

Но у действующего императора положение было критическое: сын Алексей болен гемофилией, и было очевидно, что до престола он не доживёт. Четыре симпатичные дочки - носительницы дефектного гена, и пристроить их замуж после раскрытия государственной тайны о неизлечимой болезни наследника, было проблематично.

Пришлось императору частично реабилитировать брата, признать его жену хотя бы морганатической супругой, дав ей титул графини Брасовой (по названию имения), но при Дворе новоявленную графиню игнорировали. Тогда же, в 1915 году, титул графа Брасова получил и её сын.

Все эти годы дискриминируемая парочка жила то за границей, то в Гатчине, то в Локте, где они чувствовали себя хозяевами, особенно графиня. Она обустраивала деревянный дворец, построенный в конце 19 века, закупая для его украшения статуи и статуэтки, серебряные вещицы знаменитых современных ювелирных фирм, пригласила художника, академика пейзажной живописи С.Ю. Жуковского написать виды Брасовского имения. В общем, организовывала великокняжеский быт, так как она его себе представляла.

Дворец представлял собой вычурное деревянное двухэтажное здание с башенкой, гламурно называвшейся бельведер. С этой башни открывался роскошный вид на большое пространство перед дворцом, широченную просеку с обустроенными террасами на пологом спуске с холма к живописным прудам.

Сейчас этот вид утрачен: дворца нет, место перед ним – заросшая травой и кустиками поляна с остатками большого круглого фонтана, какой-то каменный пьедестал из-под чего-то; террасы застроены усадьбами с одноэтажными домиками, едва проглядывается пруд, в котором, как и тогда, выращивают благородную рыбопродукцию.

На поляне поставлен щит с портретами Михаила и Натальи, в правом нижнем углу которого приведена схема парка и имения. Сравнивая её с находящейся перед глазами действительностью, понимаешь, как изгадили прелестное место.

Во дворце во время Великой Отечественной войны была резиденция бургомистра Локотского самоуправляемого округа Каминского. В мае 1943 года, во время налёта советской авиации, в деревянный дворец попала бомба, и он сгорел. Сейчас на его месте стоит здание налоговой инспекции (ул.Советская, д.6Б), построенное на сохранившемся старинном кирпичном подвале и фундаменте.

Рядом располагается заколоченный одноэтажный деревянный дом, где до революции жила прислуга. Позже в нём размещались разные организации, а в последнее время, до открытия вышеупомянутой церкви, проходили церковные службы.

Парк культуры был незначительной частью огромного паркового комплекса Брасовского имения. При Михаиле была оформлена прямая и широкая, обсаженная деревьями дорога в направлении имения и станции Брасово (ныне – Ленинский проспект) и такая же перпендикулярная ей аллея (ныне – ул. Липовая аллея) к конезаводу, которые и сейчас определяют облик посёлка.

Супруги много занимались хозяйственно-производственной деятельностью. Великий князь Михаил – лихой наездник, страстно любил лошадей. Именно при нём существовавшие издавна конюшни оформились в образцовый, хотя и небольшой, но полноценный конный завод. На великокняжеской ферме разводились не только чистокровные рысаки, но и лошади тягловых пород. Всего здесь было около 70 голов лошадей, в том числе 30 маток и 3 породистых жеребца-производителя.

Построенная ещё Апраксиными каретная мастерская (за зданием дворца) была преобразована в механический заводик с несколькими десятками станков, на котором ремонтировались и изготавливались детали и механизмы для окрестных лесопильных, спиртовых и сахарных заводов.

В 1910-1911 годах для использования лесных массивов имения был выстроен в 500-х метрах от станции Брасово, со стороны Локтя, лесопильный завод. На территории поселка Локоть в 1894-98 году был построен Локотской спиртзавод, который при Михаиле был расширен.

Ещё в 1899 году между селом Брасово и Локтем прошла железная дорога от Брянска на Льгов. Хорошим тоном у помещиков того времени считалось подарить прокладываемой дороге землю для ж/д полотна, станций и полосы отчуждения. Брасовское имение пожертвовало 263 десятины (порядка 300 га) земли. А если не подаришь – могли и мимо железку провести, бывали прецеденты.

Интенсивно проводилась телефонизация имения. В брасовском доме Апраксиных открылась почтово-телеграфная контора.

В общем, сформировался образцовый и доходный комплекс производств, обеспечивающих сельское хозяйство и переработку получаемой продукции. Крестьяне, работавшие в имении, тоже были довольны. В период революции 1905–1907 годов, когда редкое поместье избежало крестьянских погромов, на локотских землях не было зафиксировано ни одного случая поджогов или разграблений великокняжеского имущества. По некоторым данным, в предреволюционные годы комплекс приносил полтора миллиона рублей дохода в год.

До недавнего времени этот комплекс, неоднократно восстановленный и реконструированный, был основой благополучия Брасовского района. Сейчас продукция мебельной фабрики, в которую постепенно превратился лесопильный завод, не находит достаточного сбыта, спиртозавод прикрыт по надуманным экологическим предлогам. Механический завод, постепенно ставший станкозаводом, часто простаивает, т.к. устарелое оборудование не позволяет ему выполнять сложные заказы.

Более или менее хорошо чувствует себя конезавод (имеет свой сайт и предлагает на продажу лошадей и сперму), но и там, похоже, ликвидировали ипподром, и не устраивают «покатушек» для приезжих туристов, о чём я хотел узнать при посещении его территории.

 

Нагулялся я вдосталь, ноги перестали специфически болеть, а просто устали. Посёлок Локоть очень благообразен, и, по возможности, пытается сохранить ухоженность бывшего имения, сочетавшего цели отдыха и интенсивную хозяйственную деятельность.

Пора было и пообедать. У меня была договорённость, что меня накормят, несмотря на многолюдный юбилей, проводившийся в ресторане. Действительно, разместили в каком-то маленьком банкетном зале и вкусно покормили. Вообще в посёлке люди очень доброжелательные.

На обратном пути я опять зашёл в здание районной администрации и попросил дежурного назвать мне улицы, не обозначенные на убогой схеме посёлка, нарытой мной в Интернете. Интересно, что в этом же здании во время войны располагалась администрация Локотского округа, и, по одной из версий, на его крыльце был убит партизанами первый бургомистр К.П. Воскобойник.

Похоронили его, однако, согласно советской традиции, не на кладбище, а рядом с местом работы, в сквере около администрации. После освобождения Локтя могилы его и других погибших сравняли с землёй и, похоже, сейчас на этом месте установлены бюсты Героев Советского Союза – уроженцев Брасовского района.

Вечером, по холодку, можно было прогуляться в село Брасово (3-4 км туда) и посмотреть сохранившееся от Апраксиных: церковь 18 века, два дома 19 века на берегу пруда, в которых сейчас располагается школа, и ещё какие-то остатки былого. Но я, сильно уставши за день, предпочёл писать в номере эти заметки, посматривая в сторону плохо работающего телевизора.

Проснулся очень рано, было тихо, только петухи разбудили горлиц, и те стали орать своими противными голосами. Вообще же в посёлке много упитанных чёрных воронов, а также поющих птиц, которых я, как урождённый горожанин, различать не умею.

Решил всё-таки, напоследок, прогуляться утром 1-ого мая по праздничному посёлку. Было прохладно, так что накинул ветровку, но погода солнечная и полное отсутствие на улицах прохожих. Видимо готовились к празднованию: большевики к 12-00 должны были явиться на поклон к статуе Ленина, а остальные попозже в парк, и ещё попозже во Дворец Культуры, согласно культурной программе.

Я решил пораньше отправиться на станцию Брасово и примерно в 9 часов вышел на улицу, поймал такси и, за 60 рублей через 15 минут оказался на станции. Такси лицензировано и имеет связь с диспетчером. Ехали по Ленинскому проспекту до пересечения с улицей Дзержинского, потом переехали железнодорожные пути и повернули налево. Не рекомендую ни пешему, ни автомобильному добираться до вокзала Брасово со стороны Локтя, не пересекая железную дорогу по переезду – на противоположной от здания вокзала стороне путей какие-то бугры и колдобины, а удобного перехода, а тем более переезда нет.

Вокзал одноэтажный, каменный, давней постройки, внутри только касса и зал ожидания с скомлектованными хлипкими металлическими стульями. За день три пары местных поездов. Так что мои надежды позавтракать в районе вокзала развеялись. Даже магазины от станции далеко.

На здании вокзала повешена памятная доска о пребывании в нём штаба дивизии, защищавшей в 1941 году Локоть и Брасово. Не знаю, как она их обороняла, но, по воспоминаниям, группа немецких мотоциклистов въехала в Локоть, причём жители их встречали уже с бело-сине-красным флагом.

Кроме самого вокзального здания в станционный комплекс входит ещё несколько, в т.ч. каменный туалет примитивного устройства. На платформе установлены скамейки, и я сидел в ожидании поезда на прохладном ветерке при безоблачном небе.

 

Проезд от Брасова до Льгова – 130км

 

Билет до Льгова стоит 210 рублей.

Подошёл поезд: автомотриса тащила за собой пять вагонов. Вагоны имеют трёхместные скамейки с одной стороны прохода и двухместные с другой. В вагонах наличествуют действующие туалеты с трафаретной надписью «ЗАКРЫТО НА ЗИМУ». Дорога в принципе однопутная, но много двухпутных участков. Многие остановки были «по требованию» и пассажиры связывались с кабиной машиниста по устройству связи и просили притормозить.

Первоначально я хотел вылезти на станции Шерекино, это уже на территории города Льгова и ближе к его старому центру, но пустынность станции отпугнула меня (в Шерекино городские автобусы из центра ходят редко), и я доехал до главного вокзала города - Льгов-1 (или Льгов-Орловский).

 

Льгов

 

Упоминается с 1152г.; город с 1779г.; райцентр Курской обл.; по берегам р. Сейм;

Узел железнодорожных линий (на Брянск, Курск, Харьков, Ворожбу; 21 тыс. жит.

Карты пос. Льгов - http://mapcatalog.ru/rus/city.php?sub_id=57&fed_id=4

 

Льгов-1 – станция островного типа, здание вокзала большое, но я в него не заходил. Прямо на платформе цветут яблони, недалеко от надземного перехода видел отдельностоящее здание туалета. Перейдя пути, вышел к автостанции, посмотрел расписание. Народ уже начал возвращаться после непродолжительных праздников к непродолжительной работе до следующих праздников, и с билетами было напряжённо.

На «Газели», заплатив 10 рублей, доехал от автостанции у ж/д вокзала до автостанции в центре города примерно за 20 минут. Ехали какими-то зигзагами, поворачивая под острыми углами. Застройка разномастная и разновременная, большинство жилищного фонда - частные дома с цветущими деревьями на подворьях. Ближе к центру, на ул. Красная, видел слева остатки усадьбы Барятинских.

После переезда моста свернули направо и остановились у автостанции (ул.Гагарина, д.5). И рядом же я увидел четырёхэтажное здание гостиницы «Льгов» (иногда именуемой «Уют»), где за 400 рублей получил одноместный номер на третьем этаже с водопроводом и канализацией.

Очень хотелось поесть, и, по рекомендации портье, посетил столовую при гостинице на 2-ом этаже. Накормили меня плохо. Работает столовая по неочевидному графику: то ли с 8 до 20, то ли с 12 до 15 – угрюмые поварихи высказывались невнятно.

Пообедал, зашёл в номер, сменил ботинки на сандалии, и пошел смотреть старый город, который располагается на горе. В городе жарковато, уже зацвели сирень, яблони, начали выпускать свечки каштаны. Но Льгов, уездный город, построенный сразу по регулярному плану в конце 18 века, не очень зелёный и значительно в этом уступает привокзальным кварталам, вошедшим в черту города значительно позже. Между старым городом и этими кварталами, лежащими на равнине, протекает река Сейм, и сохранился большой массив леса.

Осмотр города начал с подъема вверх по главной улице – Карла Маркса. Домов старых много, но и новых хватает, причём, в последние годы, построено несколько близких по стилю к старым, например, административное здание с полукруглым фасадом.

Рядом с гостиницей располагается краснокирпичная Николаевская церковь, построенная в 1911 году. Чуть дальше, в глубине квартала, немного раньше была построена старообрядческая церковь Дмитрия Солунского. Строилась она торопливо в 1906 году, сразу же после послаблений староверам, которые принёс революционный 1905 год, на землях и на деньги, пожертвованные многочисленными в городе приверженцами древлеправославия. Строили церковь в тесноте, на задворках частных участков, а потому с улиц её почти не видно. Подойти ближе к храму можно от улицы Кирова (официальный адрес - ул. Кирова, 32), но и оттуда целиком рассмотреть церковь трудно.

На вершине холма расположена большая Красная Площадь, которую окружают и старые и новые дома, которые удачно гармонируют друг с другом.

Посередине стоит здание районной администрации, которое делит площадь на две части. В бОльшей установлен многофигурный памятник патризанам-подпольщикам, с погашенным вечным огнём, в центре меньшей, в сквере, установлен бюст поэта Н.Асеева, уроженца Льгова.

Не торопясь прогулялся по улицам города, постепенно спускаясь вниз. На ул. Черняховского (это далеко от Красной площади) памятной доской отмечен неприметный двухэтажный дом, где весной и летом 1943 году жил Черняховский, в то время командующий 60-ой армией, в период подготовки к Курской битве.

Почти на углу улиц Черняховского и Гагарина, напротив рынка, расположено здание «Винзавода» (ул.Черняховского, 18), нарядный образец промышленной архитектуры эпохи введения водочной монополии, выделяющийся своей нестандартностью. Сейчас винный завод прекратил свою основную деятельность, и фасад дома залеплен разнообразными вывесками и рекламой.

С той же ул. Гагарина, в глубине квартала просматривается тюремное здание, которому более 100 лет. Подробно ознакомиться с его архитектурой затруднительно из-за высоченного забора – старинный острог функционирует до сих пор как следственный изолятор (ул.Гагарина, 19). Особо примечательных зданий, кроме винзавода, я не заметил, но, в целом, город производит приятное впечатление.

Заведений с полноценной едой в старом городе маловато, но я нашел, и прилично поужинал в каком-то кафе-баре на ул. К.Маркса. В конце прогулки зашёл в сетевой магазин «Магнит» на ул. Гагарина около моста и закупил продуктов на раннее утро.

Днём в городе я не заметил никакой праздничной суеты, однако вечером и ночью Первое мая праздновали шумно и с фейерверком.

Рано утром вышел прогуляться – погода отменная, утренняя прохлада. Перешёл Сейм по пешеходному мосту, который построен параллельно автомобильному. Мост для пеших имеет небольшой козырёк по всей длине и скамейки под этим козырьком. Посидел и посмотрел на широкий в весеннюю пору Сейм.

Изначально я предполагал прогуляться до остатков усадьбы Барятинских примерно в 1,5-2 км от моста. Я издалека видел эти развалины, когда ехал в центр города, а одно из сооружений усадьбы (так называемая «башня Шамиля») хорошо просматривается с Красной улицы, т.к. когда-то была угловой башенкой давно утраченной ограды. Башня очень аляповато раскрашена, и это воспоминание отвратило меня от длительного пешего хождения.

Решил свернуть налево и прогуляться по лесной дороге. Дошёл до большого стадиона, оглядел его, прошёл немного дальше параллельно Сейму, и повернул обратно, хотя лес хорош, но уж больно пустынный в этот ранний послепраздничный час. Вернулся обратно на правый берег по «старому» мосту, который представляет собой досчатый настил (изрядно подгнивший), уложенный на опоры взорванного в войну моста. Немногочисленные любители процесса удили с него рыбу. Тропа от моста выводит к площади, где располагается автостанция (маленькая комната с кассой) и магазины. Между задами автостанции и рекой стоит кирпичный туалет.

После этого посидел в грязноватом сквере за гостиницей, украшенном бюстом взрослого Гайдара, родившегося в Льгове, но в раннем детстве увезённого в Арзамас, и больше на малой родине, как-будто, не появлявшемся.

Набравшись сил, пошёл в гору к краеведческому музею. Музей (Красная площадь, д.20) работает с 9-00 до 18-00 кроме понедельника, билет – 20 рублей. Размещается в маленьком старом доме за зданием администрации. Организован музей в 1990 году, поэтому экспонатов немного. Но создан явно энтузиастами и с любовью к городу: много фотографий и бытовых предметов горожан, занимавшихся, в основном, торговлей и ремеслом (есть даже швейная машинка, предшественница зингеровской). На рубеже 19 и 20 веков Льгов стал узловой ж/д станцией, но станция далеко от старого города и развивающаяся промышленность осела там, на равнине. Только в 1954 году эти окраины были включены в городскую черту.

Рассказы о древности Льгова – это обычные «приписки» краеведов, инициируемые вышестоящими инстанциями. В 11-ом веке князья собирались на битву не этом холме, в 16 веке небольшая крепость тоже была на одном из соседних, как и Ольгов монастырь, который в 17 веке стал опорой так называемых раскольников, и пришлось старообрядцев из него изгонять принудительно. Монастырь закрыли в 1764 году, при Екатерине Второй, а при учреждении Курской губернии в 1779 году монастырскую слободу провозгласили уездным городом, и, на покрытой лесом горе, по регулярному плану, началось строительство прямоугольных кварталов нового уездного города Льгова.

На месте нынешней районной администрации, в центре громадной Красной площади, был поставлен большой собор. Вниз, к подножию горы, тянулись постепенно застраиваемые административными и партикулярными зданиями улицы. До сих пор в городе сохранились несколько маленьких, небогатых домиков с колоннами.

Около реки в 1803 году был поставлен острог, который, судя по фотографии, одиноко возвышался ещё в конце 19 века посреди большого торжища (от реки до Никольской церкви), на котором, помимо повседневной торговли, проводились четыре большие ярмарки в год.

Выйдя из музея, покурил в скверике, у фонтана, подготавливаемого к водоизлиянию двумя рабочими.

В том же скверике установлена стела, посвящённая Бессонову, жителю Льгова, командиру несчастливой атомной подводной лодки К-8, одной из первых советских, которую постоянно преследовали аварии. Во время последней Бессонов до конца находился на тонущей лодке, и его не смогли вытащить из штормового океана.

После этого я спустился вниз по ранее непройденным улицам (в т.ч. ул. Непиющего) и решил из города уехать. Осматривать музей Асеева я не собирался, привокзальные кварталы тоже, а музей Аркадия Гайдара, которого я уважаю, расположен в завокзальном квартале (ул. К.Либкнехта, д.31), и неочевидно, работает ли музей в запутанно праздничных условиях. Решил, что схожу к музею, если буду вынужден долго ожидать автобуса до Рыльска.

Зашёл в гостиницу, оделся по-походному и спустился с 3-его этажа на площадь к навесу автостанции. Газели и ПАЗики среди дня оправляются к железнодорожному вокзалу каждые несколько минут. Некоторые из них забираются в гору – видел их там, на остановке «Больница», неподалёку от Красной площади. Надо на привокзальной автостанции спрашивать, где заканчивается маршрут с табличкой «Льгов - Льгов-1».

Другим путём (по улице 40-летия Октября) быстро доехали до железнодорожного вокзала.

И тут мне повезло: через 15 минут из Курска до Калиновки шла в сторону Рыльска «Газель», и в ней оказалось свободное место. Билет до Рыльска стоит 65 рублей.

 

Дорога от Льгова до Рыльска – 43км

 

После выезда из города – дорога великолепная, потом немного похуже – это трасса на Украину, через Рыльск на Глухов.

Подъехали и постояли на автостанции в селе Ивановском.

Ивановское, в числе других курских имений, когда-то было подарено Петром Первым гетману Мазепе. В селе кое-что из построенного Мазепой сохранилось. 

После перехода гетмана на сторону неприятеля, всё подаренное было реквизировано и передано в другие руки. К концу 18 века Ивановское оказалось в собственности князей Барятинских, и в 1811 году И.И. Барятинский задумал возведение роскошной усадьбы в километре южнее Ивановского. Ударными темпами, к 1820 году такая усадьба с громадным парком (больше 200 га) была обустроена и названа Марьино. С тех пор и до 1917 года усадьба находилась в собственности Барятинских, прирастая зданиями, перестраиваясь, украшаясь и накапливая художественные ценности.

В 1918 году, ввиду опасности захвата немцами после Брестского мира, движимые материальные и культурные ценности срочно вывезли, и они распределились по крупнейшим, крупным и мелким музеям СССР. Позже во дворце был организован престижный санаторий для партхозактива среднего звена. Сейчас санаторий эксплуатируется Управлением делами Президента России.

По рассказам знакомых, проникнуть на территорию санатория в советские времена было несложно. Сейчас, по непроверенным сведениям, за осмотр парка берут по 500 рублей с одиночных посетителей, и по 200 рублей с каждого участника экскурсии численностью не менее 10 человек. Но я никак не успевал сколько-нибудь основательно осмотреть даже пейзажный парк (это 70 га), а «бросить взгляд и отметиться» я не люблю. Так что идею посмотреть дворец снаружи я, с сожалением, оставил давно, и автобусный билет покупал сразу до Рыльска.

Подъезжая к Рыльску, видел железнодорожные пути, ведущие на восточную окраину города. Судя по действующему семафору, и состоянию рельсов, тупиковая грузовая ветка продолжает работать.

 

 

Рыльск

 

Упоминается как город с 1152г.; райцентр Курской обл.; в основном на правом берегу р. Сейм; тупик грузовой железнодорожной ветки от Коренево; 17,5 тыс. жит.

Карты г. Рыльск - http://mapcatalog.ru/rus/city.php?sub_id=57&fed_id=4

 

Переехали Сейм, проехали по улицам города, прикатили на автостанцию (ул. Дзержинского, д.12): двухэтажное здание со стороны разворотной площадки и одноэтажное с ул. Карла Маркса. Зал ожидания с плоскими скамейками отделён от маленького помещения кассы.

У меня была хорошая карта Рыльска, и я сразу поднялся к ул. Дзержинского. Въезду автотранспорта на эту улицу с улицы К.Маркса препятствует декоративный фонарь, стилизованный под старинный, стоящий посреди проезжей части. За ним виднеется небольшая арка, которая является надземным переходом с основной территории авиаколледжа в один из корпусов этого учебного заведения. Если сразу после арки-перехода свернуть направо, то, через калитку в решётчатом заборе, попадаешь на территорию Рыльского авиаколледжа. Внутри хорошо заметна пятиэтажка из силикатного кирпича. Поднявшись на высокое крыльцо, рядом с которым имеется надпись «Общежитие КПК», входишь в общедоступную гостиницу.

Мне отвели койку за 250 рублей в сутки в двухместном номере на 3-ем этаже с удобствами в коридоре. В окно виднеются два вертолёта и, вдали, верхи купола и колокольни Покровского собора. Всего в гостинице семь номеров, имеются и подороже – с телевизором.

Первым делом отправился поискать пропитания в ближайшую, как казалось, столовую «Колос» на ул. Свердлова. Но эта огромная точка питания советского времени оказалась намертво закрытой. После поисков, пообедал в кафе «Соловушка» (ул. Дзержинского, д.11) где кормят вкусно и недорого. Оно хорошо оформлено, но посещается слабо – в 13 часов я был единственным посетителем. Работает кафе с 10 до 18 часов.

Насытившись, отправился гулять по городу. Город старинный и, зародившись как крепость в 9-10 веках на высокой горе рядом с рекой Сейм, сразу стал выполнять городские функции – административного (позже стал столицей удельного княжества) и торгово-ремесленного центра. Однако очень древних зданий или сооружений в Рыльске не сохранилось – военные действия постоянно затрагивали один из самых юго-западных форпостов русского государства и, к тому же, постепенно центр города сместился с крутой горы западнее - на более удобную покатую поверхность. Но старых интересных зданий: 18-ого, 19-ого и начала 20 веков, сохранилось много. Самый старый дом (ул. Розы Люксембург, д. 12), который значительно перестроен, видимо конца 17 века, т.к. в нём останавливался Пётр Первый после Полтавской битвы.

Описывать эти многочисленные здания и историю города я не буду. Советую обратиться к краеведческому приложению (см. http://georfed.narod.ru), куда я позаимствовал какие-то отличные тексты, которые не собираюсь переписывать и выдавать за свои.

Город гармоничный, в центре двух-трёх этажные дома, в т.ч. советского и недавнего времени. Стандартные пятиэтажки в основном на окраинах, и только несколько на ул. Карла Либкнехта, рядом с административными зданиями советского периода.

Типичная плотная городская застройка дореволюционного времени, не очень озелененная. Деревья и скамейки есть в скверах около вышеупомянутых административных зданий, а также и у Дворца Культуры, рядом с которым располагаются интересные старые дома, в т.ч. так называемый «Дом Шемяки» (улица Ленина, д.83). Он не имеет отношения к последним удельным правителям на Руси, ибо построен в 18 веке, но, видимо, на освоенном месте и, возможно, на более древних фундаментах. 

За зданием ДК хороший вид на гору Иоанна Рыльского и оформлен спуск к Советской площади. За ДК расположен отдельный домик краснокирпичного туалета постройки конца 20 века.

На углу улиц Луначарского и Урицкого в дореволюционном двухэтажном здании располагается Краеведческий музей (работает с 9 до 17, выходной понедельник, вход 40 рублей). Музей организован в 1919 году на основе раритетов, реквизированных в покинутых усадьбах (в основном из Марьино) и, с тех пор, пополнялся для создания традиционной хронологической экспозиции. Как в любом старом, большом и интересном музее, много вальяжного женского персонала, неодобрительно посматривающего на посетителей, отвлекающих от служения высокому.

В Рыльске, в ротонде на Советской площади, есть ещё музей авиаколледжа и наследия Шелихова, (должен работать с 11 до 14 в пн-чт, и с 9 до 13 в воскресенье), но в среду в 13-30 он был закрыт.

Пообедал в «Соловушке» и решил сходить в Николаевский монастырь, расположенный в Пригородной слободе, за несколько километров от центра. Шёл довольно долго, выглядывая старые здания среди более молодых частных одно-двухэтажных. Перешёл мост через речку Рыло, давшую название городу и понял, что переоценил свои нынешние возможности ходока. С моста осмотрел силуэт города и хорошо видимые строения монастыря и повернул назад.

На обратном пути возвращался по улице 25 октября и немного не дошёл до «дома Шелиховых на Рогу» (как его называют рыльские краеведы, не указывая точного адреса). Дом был построен купцами Шелиховыми в соперничестве с таким же богатым купеческим семейством Филимоновых в первой трети 19 века. Здание стояло на откосе над Сеймом и выглядело исключительно своеобразно, во всяком случае, для небольшого провинциального города. В конце 19 века, в пору финансовых затруднений, здание сдавалось в аренду военному ведомству, за что получило название «дом 16-ой батареи», а потом постепенно пришло в упадок, и уже в наши дни было признано непригодным к восстановлению. Так я и не знаю, существует ли ещё это здание на углу улиц 25 октября и Марата?

Я же на улице 25 октября увидел пятиэтажки и решил повернуть в сторону центра, не выходя к спуску к Сейму. По дороге зашёл передохнуть в парк напротив КПП авиаколледжа на ул. Свердлова. Это, видимо, бывший городской сад – обязательный элемент дореволюционного уездного города.

У входа в парк – памятник Г.И. Шелихову, городскому благодетелю, нажившемуся в период своей службы в полугосударственной Российско – Американской компании. Надо заметить, что компания эта была хронически убыточной, несмотря на постоянную господдержку. Формально и Аляску продала США Российско – Американская компания, т.к. нынешний 50-ый штат никогда не включался в состав административно – территориальных единиц Российской Империи. В результате этой продажи кое-что обломилось и Рыльску, потому как потомки Шелихова оставались акционерами компании, и часть полученных денег отстегнули на благотворительность и строительство Вознесенской церкви. 

После революции, согласно ленинскому декрету, памятник Г.И. Шелихову, как «царскому слуге», был снесён и восстановлен только в 1957 году, во время очередного всплеска патриотизма у городского начальства. Сейчас с ним соседствует мемориал павшим во время ВОВ, а рядом установлен церковный, посвященный всем русским воинам всех времён. Уже после входа в парк – доска с длинным списком фамилий умерших рылян - ликвидаторов чернобыльской катастрофы. Надо сказать, что подобные камни- памятники я видел и в других городах и посёлках, посещённых мною в этой поездке. Видимо призыв «на учения» был в Брянской и Курской областях был более массовым, да и многие поселения этого региона задели чернобыльские облака. То незначительное количество погибших от последствий катастрофы, которое озвучивает бывший киндер-сюрприз, а ныне облысевший руководитель Росатома, в своих речах, воспевающих атомную энергетику, не соответствует действительной величине человеческих потерь.

Дальше вглубь парка - разные платные и бесплатные развлечения: карусели, качели, песочницы, горки, играет музыка. Мне понравилась большая бетонная рыбина, непрерывно изливающая воду в декоративную раковину. Под струёй умывают детей по мере надобности. При этом малолетки с удовольствием балуются струёй. В дальнем углу есть туалет.

Был отличный летний вечер, несмотря на начало мая. И решил я ещё прогуляться на пешеходный мост через Сейм на продолжении улицы Дзержинского. Проходя мимо Успенского собора, долго находившегося на территории воинской части, а потом авиаколледжа, посмотрел, как аккуратно проводят его реставрацию. Внутрь не заходил, хотя служба шла. Очень уж сейчас противно заходить в храмы – энергичные неофиты из числа бывших идеологических работников КПСС и армейских замполитов, ринувшись в РПЦ чтобы «во что-то верить», провожают злобными взглядами инакомыслящих и дают указания об обязательности крестного знамения для зашедших в храм, иначе их это нервирует, и они недополучают дозу благодати и духовности. В советские времена православные были более доброжелательны к любопытствующим, посетившим церковь, чтобы посмотреть красоту убранства или процедуры.

Прошёл здание автостанции и медленно поднялся на мост, оглядываясь по сторонам. Справа, не доходя моста, футбольное поле, на волейбольной площадке шла игра полными командами, потом большой песчаный пляж с навесом и переодевалками. Несколько подростков, подстрекаемые взрослыми, забегали в майскую холодную воду. Слева вдали виднеется что-то похожее на лодочную станцию. Лодок в акватории не наблюдается, но рыба кругами на воде демонстрирует своё присутствие. Вид с моста и на город, и на монастырь, и на гору Иоанна Рыльского очень хорош.

Пешеходный мост ведёт из центра кратчайшей дорогой к железнодорожной станции (без пассажирского движения) и промзоне около неё. На мост автомобили не пускают – при въезде лежит большой бетонный блок, и на мост, помимо пешеходов, могут проникнуть только мотоциклисты и велосипедисты. Помимо деловито торопящихся в обе стороны, в этот прекрасный вечер было много явно фланирующих местных жителей. Пешеходный мост был построен недавно, где-то на рубеже веков, и пока не стал местом релаксации: нет ни лавочек, ни деревьев на откосах.

Во время прогулки заходил в мелкие продмаги с целью купить что-нибудь на ранний завтрак. Но пришлось подняться по ул. Дзержинского в вездесущий «Магнит». Похоже, что он, и другой сетевой магазин «Русь», скоро «съедят» все универсальные продовольственные лавочки Рыльска, т.к. превосходят их по ассортименту и уступают по уровню цен.

С утра сходил на автостанцию и, в беседе с кассиршей, прояснил ситуацию. Решил уезжать завтра, в пятницу будет прямой до Хомутовки, и транзитных больше.

Вернулся в гостиницу, заплатил 250 рублей, и продлил пребывание на сутки. В отеле (точнее в общежитии курсов повышения квалификации) я был единственным постояльцем, но это из-за праздников.

Решил прогуляться по более отдалённым от гостиницы улицам: Луначарского, Люксембург, Володарского. Оказалось, что и там сохранилось много старых домов, только победнее, но строили их качественно. В некоторых домах 19-ого века в последние годы вставили пластиковые окна, что создаёт своеобразный эффект в сочетании с узорами кирпичных наличников. А дома, которые пришли в непригодное состояние, заменены новыми одно-двухэтажными, не выбивающимися из общего стиля.

Спустился к Советской площади (бывшая Базарная), которая представляет собой торжище, растянувшееся на несколько кварталов на разных уровнях. Оказавшись в створе ул. Луначарского, я увидел соблазнительную асфальтированную дорогу в направлении горы Рыльского. Памятуя вчерашний облом с походом к монастырю, всячески сдерживал себя, но потом поддался искушению. Двинулся в ту сторону, потом повернул направо, и увидел круто (градусов 20-30) уходящую вверх асфальтированную дорогу.

Не помолясь, ввиду некрещёности, преодолел эту крутизну и вышел на ровную площадку, где установлены поклонный крест и часовня. В 2004 году город отпраздновал своё 850-летие и тогда обустроили дорогу на изначальное место основания города, поставили крест, а несколько позже - часовню на плоской вершине, где когда-то были городские стены и сооружения внутри них.

Высота основания поклонного креста - метра четыре, сам крест - примерно ещё метров восемь. В основании устроены ниши для икон, но их пока нет. Часовня аккуратная и симпатичная. Я посидел на её ступенях, отдыхая от подъёма – каких-либо скамеек на обзорной горе нет.

Вершина холма плоская, длиной метров 200, шириной – 50, растут деревья и кустарники. Вытоптаны смотровые площадки на все стороны: и на город, и на монастырь, очень хорош вид на Сейм и его долину. На берегу лягушки квакали так дружно и мощно, что наверху было слышно.

Скаты очень крутые и покрыты кустарником. Вот из-за этой крутизны гора, ещё в 9 или 10 веке, стала местом изначальной крепости при впадении маленькой речки Дублянки в Сейм. С четвёртой стороны уклон чуть меньше, и оттуда поднимается описанная ранее единственная удобная дорога. Если и есть какие тропинки, то это для экстремалов.

Место для крепости идеальное. От неё ничего не сохранилось – деревянная она была, только при раскопках нашли остатки фундаментов каменной церкви.

Гора называется в честь болгарского святого Иоанна Рильского. Почему-то жители Рыльска издавна стесняются имени своего города (видимо названного по речке Рыло) и придумали несколько оправдательных легенд о происхождении неблагозвучного названия. Одна из них гласит, что очень давно в городе была церковь, основанная бежавшими от турок болгарами, названная в честь этого святого, умершего в 946 году. Но турки стали предпринимать попытки захвата Болгарии гораздо позже упоминания в летописи под 1152 годом поселения по имени Рыльск.

Пока я прогуливался по горе, туда смогла заехать иномарка. Потом пешком поднялась экскурсионная группа из числа отечественных любителей патриотического туризма – обвешанные значками и эмблемами и почему-то в голубых галстуках типа пионерских. Когда я спустился, то под горой их ожидал комфортабельный импортный туристический автобус, а рядом кучковались уклонившиеся закоренелые патриоты. Уже когда я отдыхал на скамейке возле какого-то дома, двое велотуристов покатили в гору свои дорогущие транспортные средства.

При выходе на Советскую площадь с удовольствием напился холодной воды из водоразборной колонки. Они сохранились на улицах Рыльска, и многие из них функционируют.

После этого прошёлся вдоль нижних торговых рядов и множества матерчатых палаток. Неподалёку от недавно построенного здания администрации рынка есть харчевня юго-восточной направленности и доступный туалет.

Музей авиаколледжа и наследия Шелихова, в ротонде рядом с одним из корпусов верхних рядов, был закрыт и в 12 часов в четверг.

Поел опять в «Соловушке» и укрылся в номере ввиду жары. Валялся на кровати, слушая команды строевой подготовки учащихся авиаколледжа, проводимой в 14 часов на самом солнцепёке, чтобы курсанты ощутили тяготы и лишения. Авиаколледж организован в 1960 году на материальной базе воинской части и плац сохранён во всей своей прелести.

К вечеру вышел поужинать и неспешно помоционить. Видел на ул. Дзержинского неиспользуемую колокольню рядом со стадионом. И никто ведь не покусился на отличные кирпичи. На ул. Ленина, дом 67 (напротив кинотеатра «Сейм») располагается гостиница с запертыми дверями. Просят звонить по телефону 8-919-273-08-95. Видел кафе, работающее до 23 часов, на Советской площади, дом.4 (недалеко от авиаколледжа). Зашёл на второй этаж, посмотрел меню этого заведения, специализирующегося на русской и турецкой кухне. Перед входом в зал легкодоступный цивилизованный туалет.

Город мне очень понравился. На улицах его много зданий и сооружений достойных любого губернского города. А появились всё это множество из-за состязательности, свойственной купечеству. Строительство наиболее примечательных домов столичного уровня были профинансировано двумя рыльскими купеческими семействами, известными с начала 17 века: Шелеховыми (Шелиховыми) и Филимоновыми (Филомоновыми).

Купеческая династия Шелиховых просуществовала до 1917 года, но наиболее известным стал из них один - Григорий Иванович Шелихов, один из инициаторов освоения Аляски. В 1788 г. императрица Екатерина II пожаловала Шелихову золотую медаль, серебряную шпагу и похвальную грамоту. И его предки, и потомки, и боковые ветви этого семейства активно участвовали в общественной жизни Рыльска, были благотворителями, независимо от текущего финансового состояния.

Филимоновы преимущественно занимались торговлей импортируемыми из Австро-Венгрии сельскохозяйственными орудиями (особенно косами), которые они в огромных количествах развозили по ярмаркам России. В том же 1788 г. Иван Федотович Филимонов получил дворянство Священной Римской империи и приставку «фон», передав её своим потомкам фон Филимоновым, продолжавшим торговать косами, несмотря на полученное. Другие ветви фамилии оставались в купечестве и продолжали строить дома, украшающие город до сих пор.

Остальные рыльские жители, соответственно размеру своего кошелька, старались от фаворитов соревнования не отставать.

 

Дорога от Рыльска до посёлка Хомутовка – 45км

 

Решил в Хомутовку ехать рано утром, в 6-05, на прямом автобусе, который ходит по пятницам и выходным. Билет стоит 57 рублей. Выходил с территории авиаколледжа через проходную на улице Свердлова, т.к. калитка ранним утром ещё была закрыта. В ПАЗик загрузилось несколько человек и несколько подсело по дороге. Но все они вышли ещё в пределах Рыльского района, и в Хомутовку приехал, помимо меня, ещё один пассажир.

Около Рыльска места холмистые, в низинах – туман. Сперва поднялись на высокую гору, где стоят мачты, и откуда эффектно был виден Рыльск в лучах только что взошедшего солнца. Дорога хорошо асфальтированная, хотя и узковатая. На повороте на одну из дорог, идущих в западном направлении, стоит щит с надписью: «Пограничная зона». По дороге заезжали в несколько населённых пунктов в стороне от основной дороги, а всего ехали до Хомутовки больше часа.

 

 

Хомутовка

 

Упоминается с XVIII века, посёлок с 1967г.; р,ц, Курской обл.; на р. Хатуша; 4,5 тыс. жит.

Карта пос. Хомутовка - http://www.georfed.narod.ru/maps/maps.htm

 

Автостанция в Хомутовке (одноэтажный кирпичный дом с навесом) расположена недалеко от поворота на Калиновку на ул. Кирова, д.92. Маленький кассовый зал с несколькими скамейками, с торца дома – вход в магазин. За автостанцией кирпичный туалет примитивного устройства.

Я посмотрел расписание и решил, что уезжать в Севск нужно в 9-20 рейсом Железногорск - Севск. Но кассирша меня огорчила. Хотя сегодня пятница, но завтра рабочий день (5 мая) и рейс отменён. Следующий рейс до Брянска через Севск будет в 11-00. Я спросил у кассирши, где кафе, и пошёл в указанном направлении по ул. Кирова. Прошёл стадион, рынок, и на углу с Советской улицей увидел двухэтажный дом (Советская, д.1) с надписями: «Гостиница», и «Кафе». В 8 часов входная дверь была заперта. Стучаться я не стал – гостиница мне была не нужна, а в кафе вернусь позже. Пошёл по Советской улице, чистой, оформленной как бульвар. Слева, на другой стороне улице, виднеется свежепостроенная небольшая церковь. Прошёл здание Дворца культуры с колоннами. Перед мостом свернул вправо и увидел дворец, о котором читал в Интернете, как о построенном «в начале 18 века», без подробностей о дате и архитекторе. Дворец действительно похож на немногие здания петровского барокко, сохранившиеся в Петербурге, но выглядит очень свежо, что я сначала отнёс к заботам Хомутовской районной администрации, которая размещается в этом здании (ул. Калинина, д.3). Но сомнения остались, и я разрешил их только в Москве, позвонив своему приятелю Андрею Чижкову, знатоку усадебной архитектуры. Он подтвердил мои подозрения, и сообщил, что дворец построен в 1911 году по проекту известного петербуржского (а впоследствии московского) архитектора Щуко. Щуко был настоящим зодчим, и проблем со стилями для него не существовало - строил то, что желает клиент (он автор, например, проекта здания библиотеки им. В.И.Ленина в Москве). А в Хомутовке он, по мысли владельцев поместья Лёвшиных-Штауфус, великолепно воспроизвёл дворец в стиле начала 18 века. Описывать его я не буду - это сложное в плане кирпичное двухэтажное здание на старинных подвалах. Советую поискать фото в Интернете, скажу только, что фасадов у дворца два: главный, более официальный, смотрит в сторону пруда и дороги, а другой, более причудливый, – в парк, который существует уже 200 лет. Рядом с дворцом – несколько служебных зданий старше него.

Пройдя здание дворца вдоль берега пруда, я упёрся в тупик, но заметил ворота в парк. Парк старинный, деревьев разного возраста много. Достопримечательностью и символом парка в Хомутовке являются сросшиеся вместе липа и дуб, но их я не заметил. Внутри парка - маленький заросший прудик, много скульптур советского времени, качели-карусели для детских игр, у забора – туалет. Парк ухоженный, в ранний час, когда я там был, бригада убирала дорожки и грузила мусор на самосвал.

Но всё равно остаётся некая неувязка. В начале 18 века Хомутовка (тогда ещё Соколовка) входила в дворцовую Комарицкую волость, и никаких помещиков, которым понадобился бы дворец для престижного проживания, а парк для релаксации, там не было. Жили там относительно недавно поселённые солдаты, и было их немного (40 дворов ~= 200 жителей), и управлялись они Главной дворцовой канцелярией через комарицкого дворцового управителя в Севске. Дворцовыми крестьянами жители села Соколовка были до 1797 года, когда Павлу Первому надоело платить живыми деньгами пенсию принцессе Бирон (дочери фаворита ещё императрицы Анны Иоанновны) и двум её сыновьям и он пожаловал им на прокорм эту землю с закрепощёнными потомками бывших солдат. Село Соколовка достались её старшему сыну, гвардии прапорщику принцу Густаву Бирону, который как-будто и переименовал его в Хомутовку. Принц продал Хомутовку примерно в 1820-х годах О.К. Брискорн, энергичной и жестокой хозяйке, а потом уж поместье переходило по наследству к её потомкам. Так что некому было строить помещичий дом ранее первой трети 19 века. Но деревья в парке есть и старше 200 лет.

Вышел я из парка около Дворца Культуры и, увидев среди колонн курящего, видимо работника культуры, спросил о местоположении музея. Он указал на одноэтажное здание на противоположной стороне улицы у дамбы и убедительно сказал, что музей работает с 9-00. Около ДК стоит рекламная раскладушка, предлагающая поиграть в бильярд и настольный теннис за десять рублей. Я, с некоторой иронией, поинтересовался у культработника: «В час??», но он ответил: «с 18 до 22».

В музей я решил зайти позже, и вернулся к кафе (оно номинально работает с 8 до 24). Около 9 часов оно уже было открыто, и меня там хорошо покормили. На второй этаж, в гостиницу, я не поднимался, условия проживания и цену не выяснял.

Когда подошёл к музею, то понял, что одноэтажное здание – это библиотека, а музей рядом. Ориентиром может служить небольшая советская пушка, найденная поисковиками, и стоящая теперь у входа. Музей работает с 9 до 18 кроме вс. и пн., но в 9-20 дверь была заперта.

Я перешёл Советскую улицу и посидел в скверике между большим прудом и администрацией, не торопясь покурил, любуясь дворцом. Вернулся к музею, но он был по прежнему закрыт. Чтобы скоротать время, помыл сильно запылившиеся ботинки под водоразборной колонкой. Из соседнего дома вышла женщина и сказала, что хранительница музея заболела. Видимо та - единственный сотрудник музея.

К 10 часам, не спешно, оглядывая окрестные здания, вернулся на автостанцию, где таксист предложил мне доехать до Севска за 450 рублей.

 

Проезд от Хомутовки до Севска – 47км

 

Около 11 часов пришла «Газель» маршрута Курск-Брянск через Рыльск, транспортное средство кое-как пригодное для внутригородских или, на худой конец, пригородных поездок. Несколько свободных мест в машине было. Билет до Севска в кассе стоит 62 рубля, а две женщины, подсевшие в последний момент, заплатили водителю по 55 рублей.

Сначала доехали, примерно за 10 минут, до автостанции в Калиновке, где ещё 10 минут подождали пока женщина сводит своего очень престарелого отца в туалет. По дури она повезла его из Льгова в Брянск в тесноте и духоте «Газели» вместо более комфортного путешествия на поезде.

Калиновка – малая родина Н.С. Хрущёва, и когда-то он сильно заботился о селе своего детства, пытаясь сделать его образцом для сельских жителей. Там был построен большой Дворец Культуры с колоннами, гостиница, пятиэтажки, переведён из Курска сельскохозяйственный техникум. Ничего этого я не видел, т.к. автостанция находится на окраинной улице, и выезжали мы на киевскую трассу тоже по окраинам.

Надо было мне на такси доехать до Калиновки и посмотреть её нынешнее состояние, пройтись по улице Хрущёва (в Хомутовке тоже есть улица его имени, но я туда не дошел – это за прудом), посмотреть на единственный в стране бюст Хрущёва, установленный на площади.

Весной 1964 года, к 70-и летию, Никите Сергеевичу дали ещё и звезду Героя Советского Союза (в дополнение к трём героям соцтруда, полученным в 1954, 57, 61 годах) и собрались, наконец, поставить бюст на родине, полагавшийся даже дважды Героям. Но не успели, а после отставки замотали причитавшееся по закону. Бюст нашли в запасниках Министерства культуры и, по инициативе нынешних местных властей, установили только в 2009 году.

Все транзитные автобусы останавливаются на автостанции в Калиновке, а за час я успел бы всё посмотреть и подсел бы на проходящий автобус.

После выезда на киевскую трассу поехали быстро по хорошей дороге.

 

Севск

 

Упоминается как город с 1146г.; р.ц. Брянской обл.;

на берегах рек Сев и Марица; 7,5 тыс. жит.

             Карта г. Севск - http://www.georfed.narod.ru/maps/maps.htm

 

Свернули и приехали на автостанцию Севска, расположенную примерно в километре от трассы, но зато далеко от центра города. Остановились между ул. Тургенева и зданием автостанции. Автобус высадил желающих, развернулся и уехал, не заезжая к навесам посадочной площадки. Все маршруты, не принадлежащие Севскому АТП нужно ловить при въезде с ул. Тургенева к автостанции.

Идти до центра далеко, да ещё солнце засияло со всей силы, хотя с утра были облака. Передыхал в тени встречавшихся по дороге двухэтажных домов. Примечательных зданий не заметил, хотя верха двух церквей по дороге виднелись.

Дошёл до гостиницы, адрес которой нашёл в Интернете (ул. Ленина, д.20). На дверях табличка: «Гостиница закрыта», но в доме располагаются организации. Я заглянул в холл, и какая-то женщина любезно вышла со мной на крыльцо и указала на стоящее наискосок новое двухэтажное здание причудливой конфигурации (ул. Ленина, д.31), называемое «Дом отдыха «Скарабей».

На первом этаже - явный ресторан и я обратился к женщине в рабочей одежде, которая ковырялась во дворе. Она и оказалась распорядительницей дома отдыха. Мы с ней прошли через функционирующую женскую парикмахерскую на первом этаже, поднялись на второй, и мне был предложено на сутки поселиться в узкой, неполноценно обставленной дорогой мебелью конуре за 700 рублей. Потом показали комнату побольше, и с телевизором, за 1500 руб в сутки. Но, увидев, что туалет будет всё равно в коридоре, я предпочёл за 700.

Бросил вещи и пошёл прогуляться по городу. Первым делом зашёл в расположенный через улицу краеведческий музей (ул. Ленина, д.33, работает с 9-00 до 18-00 кр пн, билет – 60 рублей). Музей старинного города с богатой историей довольно большой: подвал и два этажа, но впечатления не произвёл, м.б. из-за унылой девушки, которую я отвлёк от чаепития, конвоировавшей меня при осмотре. На вопросы девушка стеснительно не отвечала. Когда-то Локоть и Брасово входили в Севский уезд, но в музее присутствует только грубовато выполненный бюст с отбитым носом (похоже, парковая скульптура). Видно брасовские мужики ограбили бесхозное раньше музейщиков.

Выйдя из музея, я направился к центру города. Заметил закусочную под №1, сунулся туда, но меня погнали, т.к. готовились к поминкам. Тогда я перешёл улицу и заглянул в столовую №3 (ул. Ленина д.9). Туда люди заходят культурно хлопнуть 150 с закуской или дети за сладостями. Однако мне принесли и первое и второе блюда пригодные к употреблению.

После обеда зашёл на стадион, расположенный рядом с действующим Троицким монастырём (ул.Ленина, д.8), чтобы сидя покурить, но погромленные трибуны выходили на самый солнцепёк. Территория стадиона уже передана монастырю и скоро монахи начнут её освоение для своих нужд. При входе на стадион видел неординарный памятный небольшой камень посреди газона, которым отмечено место, где подорвался на мине вместе с экипажем танк, первым ворвавшийся в Севск при его окончательном освобождении в августе 1943 года.

Зашёл в расположенный на другой стороне улицы городской парк и там покурил на скамеечке в тени. Парк производит жалкое впечатление по сравнению с ухоженным рыльским. В дальнем углу есть туалет, пожалуй, единственный общедоступный в городе.

Было очень жарко, парк расположен рядом с гостиницей и я решил передохнуть, а выйти пройтись попозже, когда похолодает.

Зашёл в общую сантехническую комнату: один унитаз, один умывальник и одна душевая кабина с электронагревом. Кабина навороченная, с боковыми струями, управляющая рукоять функционирует странновато, и я повозился, пока привёл мощь струи и температуру в комфортное состояние.

После душа полегчало, повалялся в номере и вышел на улицу, когда солнце слегка поутихло.

Двинулся к центру и вышел на главную площадь.

Площадь очень большая, но как-то плохо организованная. Бросающимся в глаза объектом является высокая колокольня, оставшаяся от разбитого в войну и впоследствии снесённого Успенского собора. Недалеко от неё возводят, видимо ещё с советских времён, громадное здание Дворца Культуры. На площади размещается здание районного УВД казарменного вида и кустики перед ним. С остальных сторон площадь окружена разномастными невысокими зданиями, что хорошего впечатления не производит.

Город Севск (судя по первому упоминанию) старше Москвы на один год. Потом, после монгольского нашествия и литовского хозяйничанья, опустел, был под властью Литвы, и возродился как крепость на границе с Польшей в начале 16 века. Крепость на горе была деревянная, там хранились всяческие припасы, но никто не проживал. В Севск посылали большие пограничные гарнизоны, состоящие из стрельцов, казаков и пушкарей. Имеются и до сих пор слободы с такими названиями. Остальное население формировалось из числа беглых: от хозяев, от голода, от польского окатоличевания, из запорожцев, недовольных дисциплинарными наказаниями на польской службе. Причём народу сразу прибыло много: город на протяжении трёх последних столетий имеет примерно одинаковое количество жителей – от 7 до 9 тысяч. Другого такого поселения я не упомню.

Первым делом я хотел посмотреть на место, где был градообразующий элемент – крепость на высокой отдельностоящей горе. Строящееся здание ДК загораживает проходы в ту сторону, видны только грязные широкие тропы, уходящие в заросли. Решил туда не соваться и выйти к обрыву в городе. Направился за здание УВД и попал на проходящую по верху откоса улицу 3-его Интернационала. С неё крепостные валы, соседствующие с древесно-кустарниковыми зарослями на месте крепости, хорошо просматриваются. Видны с высокого обрыва и заречные дали.

При устройстве регулярной прямоугольной планировки в 18-ом веке «красную линию» улицы проложили правильно: в 10-15 метрах от откоса. Обычно на таком эффектном месте богатые и именитые жители города строят эксклюзивные здания с видом на открывающуюся перспективу, а перед домами обустраивают презентабельную верхнюю набережную. Ничего этого в Севске нет: улица никогда не знала мощения, дома стоят ординарные, а некоторые и вообще халупы. Дальнейшего прохода вдоль откоса над Севом нет. Пришлось обходить, чтобы попасть к церкви Вознесения на улице Розы Люксембург.

Напротив церкви располагается школа №1 им. Октябрьской Революции. В дореволюционные времена в здании размещалось Духовное училище. Дом этот сейчас является памятником архитектуры и числится в реестре, как «Мужская гимназия», при том, что мужской гимназии в Севске никогда не было. Видимо при постановке здания на учёт в качестве памятника архитектуры, местные краеведы повесили лапшу на уши коммунистическим начальникам по делам культуры и, чтобы не дразнить их упоминанием конкурирующей идеологии, назвали здание Духовного училища, построенное в 1892 году, зданием гимназии. Так эта туфта и существует в официальных изданиях до сих пор.

Двухэтажное добротное здание училища было построено с отступом от красной линии улицы и на образовавшейся площадке перед входом стоят скамейки, на одну из которых я присел, чтобы покурить, и не торопясь осмотреть церковное здание. Церковь хорошо восстановлена в недавние годы и выглядит привлекательно. К её реставрации был причастен бывший зам. министра обороны Михайлов Н.В. - уроженец Севска.

Рядом с церковью большая группа прихожанок под руководством бородатого мужика занималась благоустройством (не могу утверждать, что это был священник – формы на нём не было).

За церковью, видимо, была тоже улица, а потом откос. Сейчас в склон врезан недавно построенный частный дом с колоннами, за забором которого хозяином организована небольшая выставка парковой скульптуры советского периода. На мой вопрос бородатый мужик сказал, что раньше на этом месте был тюремный замок, разрушенный во время войны.

Я попытался пройти вдоль бровки верхнего откоса над рекой Сев, но не удалось. Либо это было вообще невозможно, либо надо было спускаться вниз и двигаться по грязной проезжей тропе среди зарослей. Пришлось обходить по Октябрьской улице, заасфальтированной, с широкими пыльными обочинами.

После пересечения Октябрьской с ул. Энгельса начинается Пролетарская улица, презентабельные здания на которой построены в конце 19 века с значительным отступом от берега. Между Пролетарской и рекой Сев обустроен узкий сквер с мемориалом ВОВ и скамейками. Этот маленький парк посещают мамаши с колясками, прогуливались, поедая траву, также несколько коров. Выглядит он несколько подзаброшенным, хотя памятник к празднику приубрали.

Около какого-то гидротехнического здания напился воды из колонки. Колонки на улицах Севска имеются, но в этот день в городе были затруднения с водоподачей, и только рядом с насосной из них можно было получить живительную влагу.

Вернулся на ул. Ленина и пошёл в сторону центра. Заглянул в попутную закусочную, но там можно было только выпить и закусить. Поужинал в той же столовой №3. Помоционить решил в сторону реки Марицы и водохранилища, пересёк главную площадь, посмотрел на проезжую улицу, спускающуюся к мосту и крутой подъём после моста, и решил туда не ходить. В Замарицкой части виднеются: слева белеет крупная Воздвиженская церковь, а справа остатки купола церкви Михаила Архангела, издалека похожие на водонапорную башню.

Попробовал пройтись вдоль откоса, по ул. Луначарского, но узкая улица плотно застроена с обеих сторон невыразительными домами и нет на ней видовых площадок на откосе. Быстро вернулся и обратно пошёл по проезжей Советской улице (она ориентирована на съезд к мосту). Старых домов на ней мало и они малоинтересные.

Вообще Севск беден сколько-нибудь заметными зданиями и сооружениями. Можно это считать последствиями войны – город очень сильно пострадал: если 1 октября 1941 года немцы вошли в Севск без сопротивления, то в начале марта 1943 советские войска заняли город с боем, а в конце того же месяца отчаянно обороняли его в течение десяти дней. После взятия города немцами линия фронта прошла рядом с Севском, и город интенсивно обстреливался советской артиллерией. Успешный штурм города в конце августа 1943 года также добавил разрушений.

Всё это так, но достопримечательности разрушить в Севске было уже невозможно, потому что их не было. Облик города формировался в 17-18 веках, когда он был крепостью и местом формирования и размещения большого количества войск. Был Севск и административным центром, там даже короткое время функционировал монетный двор, потом стал центром большой провинции, куда входили Брянск, Кромы, Путивль и др. города. В Севске размещался также центр обширной епархии. В общем, город развивался заботами государства, а купечество и обыватели были людьми в городе второсортными.

Так продолжалось до 19 века, когда город утратил функции значительного военного и религиозного центра, а административные функции остались в объёме уездного города на окраине Орловской губернии. Горожане попробовали изменить ситуацию, но было поздно. Начали строиться типовые для малых городов купеческие дома и магазины. На свои небольшие средства построили несколько необходимых городу зданий: Реального училища и Земской управы, но на окраинных улицах (Салтыкова-Щедрина и Пролетарской), причём в разных концах города. Видимо земля в центре городскому самоуправлению не принадлежала.

Советская власть добавила потерь: ещё до войны была уничтожена Знаменская церковь в стиле нарышкинского барокко, единственное каменное здание на территории давно сгоревшей деревянной крепости, были закрыты и перепрофилированы оба монастыря и почти все церкви.

Последствия военных действий были катастрофическими для городского хозяйства Севска, но к этому времени интересных зданий и сооружений в городе уже не сохранилось. В послевоенное время разрушенное наспех восстанавливалось, а новое, в основном одноэтажные примитивные дома, торопливо строилось, т.к. людям нужно было где-то жить. В результате сейчас Севск выглядит как очень большое село, хотя фасады домов выровнены по красной линии, а усадьбы при них небольшие, и его архитектурно – экскурсионный потенциал значительно уступает богатой и своеобразной истории города.

Ещё недолго погулял по улицам города и вернулся в гостиницу. В помещениях дома отдыха курить нельзя и постояльцы спускаются вниз и демонстративно вредят здоровью, располагаясь на лавках за большими столами уличного кафе, не соблюдая никакого дресс-кода. Я, как и остальные, покуривал в тренировочных штанах и сандалиях на босу ногу, разглядывая вялое дефилирование горожан по главной улице. 

Ночью спалось плохо: и в самом доме отдыха «Скарабей» до глубокой ночи раздавалась громкая музыка и из близрасположенного парка она доносилась. А к утру разразилась долгожданная гроза. С утра, как положено в коммуналке, была очередь в туалет. В условиях такой напряжёнки некоторые наглецы из числа клиентов дома отдыха позволили себе утреннюю помывку в душе!!!

Пошёл на автовокзал зигзагами по незнакомым улицам. Мнение о городе не изменилось.

Внимательнее рассмотрел автовокзал и расписание.

Разворотная площадка очень велика, у забора кирпичный туалет простейшего устройства. Навесы со скамейками, есть киоск, торгующий продовольствием. Большое здание автовокзала внутри пустое – лишь несколько блоков скомплектованных металлических креслиц по углам. Касса и расписание в отдельном зальчике.

Вывешенное расписание явно неполное. Не включены:

- маршрутные такси (видел такие до Брянска);

- рейсы автобусов не Севского АТП: например Курск-Брянск, которым я приехал.

На рейсы, не включённые в расписание, билеты в кассе не продают и к навесам они не подъезжают.

 

 

Проезд от Севска до Суземки– 38км

 

Билет от Севска до Суземки стоит 77 рублей.

Автобус «ПАЗ» был полупустой. Дорога – заплатанный асфальт. Дважды далеко отклонялись от основной дороги, заезжая в старинные сёла Чемлыж и Заулье, поэтому ехали больше часа. По дороге неоднократно видел одиноких аистов, что-то ищущих на полях и у дороги.

 

Суземка

 

Основан в XVIII веке ; поселок с 1941: р.ц. Брянской обл.;

ж/д станция на линии Брянск – Хутор Михайловский,  начальный пункт ж/д веток без пассажирского движения на Трубчевск и Белую Берёзку;10 тыс. жит.

Карта пос. Суземка- http://www.georfed.narod.ru/maps/maps.htm

 

Автостанции в Суземке нет!

Со стороны выхода из железнодорожного вокзала есть навес и на одном из его столбов прибито расписание застарелого вида. Однако, как впоследствии выяснилось, оно выполняется, причём автобусы обязательно поджидают опаздывающие электрички из Брянска. Кому необходимо - пересаживаются из прибывшего автобуса в автобус другого маршрута. Билеты продают водители. После прихода поезда приехавшие торопливо спешат к автобусам, водитель их обилечивает, и только после этого отправляется в рейс, примерно через 10-15 минут после прихода электрички.

Зашёл на железнодорожный вокзал, сохранившийся со времени постройки дороги - начала 20 века. Вокзал аккуратненький, в сторону Брянска имеется солидный каменный туалет примитивного устройства, видимо современник вокзала. Вокзальная территория окружена забором из железных прутьев, но на платформу пускают свободно, хотя везде понавешаны предупредительные щиты о таможенной и пограничной зонах. Суземка последняя крупная станция перед границей с Украиной. Когда сидел на скамейке на платформе, туда пришла электричка из Брянска. Таксисты набросились на пассажиров, но добычи было мало. Мне тоже предложили прокатиться до Трубчевска за 600 рублей. Я вежливо отказался.

Я решил пообедать и зашёл в кафе «Для Вас» (экс-«Нерусса») чуть наискосок налево от навеса автобусной остановки, где меня хорошо покормили (особо великолепна была свиная отбивная). В кафе имеется цивилизованный туалет, но только для клиентов. 

Улица Вокзальная, параллельная путям, вся занята торговыми предприятиями, там же ещё и рынок – довольно суетливо и грязновато. Рядом с торжищем блестит купол недавно построенной церкви.

Я решил в привокзалье не ошиваться и двинулся по улице Ленина (перпендикулярной ж/д путям), и скоро вышел на большую площадь с магазинами и органами власти. Но часть площади (за бюстами Героев - земляков) занята небольшим симпатичным сквером с детской площадкой и фонтаном (неработающим), а, главное со скамейками. На одной из них, в тени больших деревьев, я и писал эти заметки.

Когда написал, захотелось прогуляться, несмотря на жару. К тому же я вспомнил, что на здании в начале улицы Ленина, похожем на Дом культуры, я видел рекламу бильярда. Зашёл в это здание и выяснил, что бильярдный зал закрыт, и надо разыскивать распорядительницу. Стоимость, согласно прейскуранту, какая-то несуразная для маленького посёлка – 300 рублей за полчаса игры (странновато краткий период – видимо для сильно подвыпивших клиентов расположенного тут же ресторана). Вышедшие из своих помещений работники разных заведений порекомендовали мне сходить во «Фламинго», где тоже имеется бильярд, а цены умеренные. Я прошёл по Вокзальной улице в направлении Украины, но в указанном кафе бильярдная открывалась примерно через час, в 14 часов (думаю с учётом провинциальной непунктуальности и попозже), а мне в 15 часов нужно было на автобус до Трубчевска.

Вернулся в симпатичный скверик.

Из любопытства поинтересовался у прохожих поселковой гостиницей. Они мне показали двухэтажный дом на противоположной стороне площади, но сказали, что отель закрыт, а помещения распроданы. При этом указали на находящееся рядом со сквером здание, в высокой степени готовности, сказав, что это достраивается новая гостиница. Уже в Москве, из Интернета, я узнал, что гостиница «Венеция» открылась в июле 2012 года. Помимо гостиницы с девятью номерами от трёхместных до люксов за 3500 рублей, в двухэтажном здании есть магазины, кафе и парикмахерская.

К 15 часам я подошёл к навесу и стал ожидать автобус до Трубчевска. Он вовремя подошёл к навесу, но, как я уже писал, автобусы поджидают прихода электрички из Брянска. А она, из-за ремонтов пути или праздничной неразберихи, прибывала, согласно изменённому расписанию, почти на час позже. Водитель меня обилетил – 70 рублей до Трубчевска, и я стал ожидать отправления. Всё это время я либо сидел в душном автобусе, прислушиваясь к разговорам о трудностях при выкармливании утят, либо прогуливался по раскалённой привокзальной площади. К навесу подошёл автобус, следовавший из Севска, так что можно было выезжать в Суземку и попозже. Примерно через десять минут после прихода электрички автобус тронулся в путь.

 

 

Дорога от Суземки до Трубчевска – 44км

 

Дорога такая же – заплатанный асфальт. Почти всё время ехали по великолепному лесу, с множеством дубов. В некоторых местах дорога примыкает к заповеднику «Брянский лес», о чём свидетельствовали предупреждающие таблички. Табличек с западной стороны о пограничной близости с Украиной не заметил. Несколько раз пересекали железнодорожную ветку в сторону Трубчевска. Судя по состоянию рельсов, по ней ездят, но не интенсивно. Пассажирского движения железная дорога не имеет с 2004 года. Подъезжали к посёлку при ж/д станции Трубчевск на левом берегу Десны, потом переехали высокий мост через Десну и поднялись в город Трубчевск. Проезд занял порядка часа.

 

 

Трубчевск

 

Упоминается как город с конца 10 века; р.ц. Брянской обл.;

на правом берегу реки Десна; тупик ж/д ветки без пассажирского движения от станции Суземка; на левом берегу Десны;15 тыс. жит.

Карта  г. Трубчевск - http://www.georfed.narod.ru/maps/maps.htm

 

Я сообразил, что автобус направляется на противоположную окраину города, на автостанцию, и сошёл на одной из остановок в центре, рядом с большой площадью.

Быстро нашёл гостиницу «Нерусса» (ул. Луначарского, д.53), названную, также как и гостиница в Локоте, в честь реки, впадающей в Десну неподалёку от Трубчевска (В Локте та же река протекает неподалёку от посёлка). Получил за 700 рублей в сутки одноместный номер на втором этаже с водопроводом и телевизором. Мужской туалет работает, из-за ремонта, только на первом этаже.

Никуда не отправился, т.к. было очень жарко и я устал.

Только около 19 часов вышел поужинать. Заглянул в несколько кафе, но полноценно и хорошо накормили меня на втором этаже большого кафе «Витязь» на ул. Энгельса, которое одновременно стоит на большой главной площади города, напротив Дворца Культуры. Я в кафе был единственным посетителем.

После ужина, в порядке моциона, решил отправиться в городской парк. Но сначала сел покурить на скамейке на главной площади. Большая площадь пустая, разновозрастные дети катаются на велосипедах, скейтах, роликах и прокатных маленьких машинках. На улице Урицкого, ведущей к парку, и соседних, машин мало и едут они медленно, поэтому многочисленные гуляющие горожане фланируют прямо по мостовой. Старинные дома отреставрированы, на первых этажах в них маленькие магазины и несколько кафешек и выглядит это очень симпатично. Справа от входа в парк - стадион, слева – остатки стен Преображенской церкви, которые были построены в середине 17 века как основание костёла ещё во времена польского владычества.

Вошёл в парк и восхитился. Он довольно большой и очень ухоженный, располагается на месте первоначальной крепости. В парке две смотровые площадки, с которых открываются великолепные виды с откоса на долину реки Десна. Виды сопоставимы с лучшими российскими: на Стрелку в Нижнем или на Кириллов с горы Маура. Река ещё не вошла в меженные берега и всё низменное пространство залито водой, а вдали виднеются леса. На одной из видовых площадок, специально оформленной, есть насыпной курганчик с памятным камнем, скамейки и металлическое дерево для молодожёнов, чтобы было куда повесить запертый навесной замок. Город небольшой и на доступной высоты дереве вакантные ветки ещё имеются. Не то, что на Лужковом мосту в Москве, где все перила и ограждения замками уже увешаны, а металлодеревьев – целая аллея.

На территории парка есть несколько старинных церквей: вышеупомянутая Преображенская; Покровская церковь 18 века, которая сейчас реставрируется; Троицкий собор, построенный как костёл, но с середины 17 века, после перемены государственной принадлежности города, ставший православным, а в 18 веке перестроенный. Около Троицкого собора, вниз по склону, есть спуск к святому источнику, почему то носящему имя Нила Столбенского. Я был в Ниловой Пустыни на Селигере, но не думал, что тамошний отшельник как-то причастен святоцелебной влаге в Трубчевске. Как будто под Троицким собором, в пещере, в начале XVI века проживал некий Нил, но нельзя его идентифицировать с селигерским, ведь тот примерно в это же время занимался, согласно житию, стоячим подвижничеством в Тверском краю, и на гастроли не выезжал.

Трубчевск один из древнейших городов России. В 1975 году праздновал своё 1000–летие, правда первые 200 лет город располагался на 10 км ниже по Десне, где теперь деревня Кветунь и развалины Чёлнского монастыря. Там, говорят, откос ещё выше, а вид, соответственно, обзорнее.

Местные удельные князья домонгольского периода ничем выдающимся не выделялись из большинства других удельных: такие же склочники и скандалисты. Поэтому горожане решили отметить годовщину древности города установкой памятника легендарному Баяну, при этом претендуя на звание родины первого литератора. Достойный памятник вероятному земляку стоит на главной аллее, и входящий в парк утыкается в него при движении к реке. Парк существует давно (в 19 веке организован как горсад) и, чтобы подчеркнуть этот факт, при вырубке перестойных деревьев оставляют их пни, диаметром в метр, а то и побольше. Парк тенистый, много скамеек. И, традиционно, о туалетах – их в парке несколько.

Парк, особенно виды с откосов, произвёл на меня сильное впечатление. Не понятно только, почему парк до сих пор обзывается именем великого пролетарского писателя М.Горького?

Ночью прошёл сильный дождь с грозой, и с утра было облачно и прохладно.

Ранним утром направился прогулочным шагом на автостанцию, расположенную на окраине города. По Брянской улице, плоской, а потому главной проезжей для автотранспорта, примерно за полчаса дошёл до автостанции, оглядывая плотную городскую застройку зданиями, имеющими умеренные причуды, свойственные купечеству. Некоторые водоразборные колонки нестандартно и привлекательно оформлены.

Я предполагал из Трубчевска поехать в Стародуб, а оттуда, если останутся силы и желание, в Сураж и Мглин. В Стародуб автобус из Трубчевска ходит в пн, пт и выходные, но сегодняшний рейс перенесли на 9 мая, и мои планы обломились. Решил погулять по Трубчевску и решить, куда отправиться дальше.

Около автостанции располагаются Сретенская церковь начала 19 века (ул. Ленина, д.124) и площадь Степана Разина. Она представляет собой одичалый сквер с тропинками и прибранным к праздникам мемориалом – танком Т-34.

Улица Ленина немного горбатенькая (поэтому основной проезжей и стала Брянская), на ней много старых домов, но более утилитарных, чем в центре города. Один магазин конца 19 века декорируют (в полкирпича) современным калиброванным кирпичом, хотя старая кладка очень хорошо сохранилась.

Вышел к рынку на пересечении улиц Ленина и Володарского. Рынок многопрофильный и многолюдный, и я с интересом смотрел, как торгуют живыми курами, цыплятами и утятами.

Наискосок здание школы, отмеченное памятной доской, сообщающей, что здесь, в госпитале, М.Т. Калашников начал мыслить над своим знаменитым автоматом.

После 9-и часов подошёл к нарядному зданию краеведческого музея (ул.Ленина, д.74), но он, из-за неразберихи с праздниками, был закрыт, хотя в обычной ситуации работает с 9 до 16, кроме Вс и Пн. Прошёл дальше и увидел симпатичную пожарную каланчу (ул.Ленина, д.58).

Повернул на ул. Советскую и направился к площади Карла Маркса, где стоит самое старинное гражданское здание Трубчевска, так называемая «каменица», с очень толстыми стенами, которое, в целях пожарной безопасности в условиях деревянного окружения, использовалось для хранения полковой казны и припасов. Честно говоря, я не смог выделить этот дом из других старых каменных, стоящих на захолустной площади. С площади прошёл в ухоженный парк, ещё полюбовался великолепными видами.

В половине одиннадцатого зашёл в кафе «Витязь», где меня вчера хорошо покормили, но оно работать ещё не начинало, хотя должно было открыться с 10 часов. «Да мы убираемся!» - заявили возмущённо мне уборщицы с неподражаемой провинциальной простотой.

Пришлось позавтракать в более примитивном кафе «Молодёжное» на ул. Урицкого. Цены ниже и качество им соответствует. 

Я собрался на автовокзал заранее и, не желая с сумкой по солнцу пешеходствовать, дошёл до остановки с навесом, на которой вчера сошёл с автобуса и решил подождать проходящий автобус и доехать до автовокзала. В Трубчевске нет внутригородского транспорта (как и в Севске, и в Рыльске, а уж тем более в Хомутовке, но почему-то есть в Суземке). Ждал долго, потом плюнул и пошёл пешком, прячась в тени двух и трёх-этажных зданий. Сумка подгоняла, и дошёл за те же полчаса.

Автовокзал большой, внутри касса, плоские лавки и несколько магазинчиков и прилавков. Купил билет до Почепа за 68 рублей. Ожидал автобуса сидя на воздухе, на лавке под навесом. Разворотная площадка большая, в углу, у забора – туалет.

 

Путь от Трубчевска до Почепа – 44км

 

Дорога плохая: асфальт в колдобинах и выбоинах. ПАЗик объезжал наиболее впечатляющие. Проезжали какой-то мемориал с танком (с дулом направлённым в сторону Почепа), на скрещении трёх дорог посреди леса.

Доехали до Почепа через посёлок Рамасуха за 1 час 15 минут. При въезде в Почеп видел причудливое здание гостиницы «Русский Двор» (ул. Усиевича, д.93), ещё до переезда через Гомельскую трассу. Сразу же после переезда – автовокзал (ул. Усиевича, д.78): большое одноэтажное здание с навесами.

 

 

Почеп

 

Упоминается с 1457, как город - с 1503; р.ц. Брянской обл.;

на реке Судость; железнодорожная станция на линии Брянск- Унеча;17 тыс. жит.

               Карта г. Почеп - http://www.bryansktowns.ru/pochep/map/

 

Но я на автовокзал не заходил, а сразу отправился к навесу очевидной остановки внутригородского транспорта. Минут через 15 подошёл автобус маршрута №1 (Райбольница – Автовокзал – Центр - Лесная), но остановок, даже до Центра было больше. Проезд стоит 10 рублей. Автобус идёт по основным транзитным улицам города – по плоским Брянской и ул.Толстого до моста через Судость, и вверх по ул. Ленина после моста. Окружающие их здания малоинтересные, есть откровенные халупы. От остановки «Центр» к главной Октябрьской площади идти надо налево через рынок, потом ещё налево. В проходе к рынку располагается народный музей пожарного дела: на улице ручная качалка на телеге, и ещё что-то интересное, а музей закрыт.

Опросом немногочисленных встречных нашёл гостиницу, стоящую наискосок от Воскресенского собора. Гостиница располагается на втором этаже дореволюционного здания, но внутри недавно был проведён евроремонт в его провинциальной интерпретации.

Получил я за 700 рублей место в двухместном номере. В номере стильная мебель, есть холодильник и кондиционер. Ещё презент – вид из окна на Воскресенский собор. Остальных удобств в номере нет – они в коридоре, в т.ч. душ, и они тоже хорошо отделаны. Только несколько номеров, значительно подороже, обладают полным комплектом удобств. Душем я немедленно воспользовался, т.к. на улице очень жарко. Немного передохнул при включённом кондиционере.

Когда я собирался путешествовать в столь раннюю пору, то и не предполагал, что всего на 400 км южнее Москвы может быть так жарко в начале мая.

Пора было уже пообедать и, по совету портье, я направился в ресторан на той же Октябрьской площади. Только спустился и вышел, увидел вывеску музея – он находится в том же здании, что и гостиница, на первом этаже. Музей был закрыт.

Направился к ресторану, расположенному в более современном здании, на дальней от гостиницы стороне большой площади. На втором этаже стильно отделанный зал, цены практически московские, но приготовить обещали не ранее, чем через сорок минут. Меня это не устроило. Официантка порекомендовала сходить к конкурентам, на улицу Ленина.

Не торопясь пошёл наискосок через площадь в направлении собора, оглядывая обширную Октябрьскую площадь. Она странной, уступчатой, близкой к трапеции геометрии, застроена разными по стилю домами, но всё компенсирует великолепный Воскресенский собор, построенный когда-то по проекту Валлен-Деламота для гетмана К.Разумовского. Собор как-будто перенесён из Петербурга, и с удивлением оглядывает окружающие его разномастные беспорядочно расставленные здания, вместо привычных петербуржских соседей, стоящих впритык ровными рядами, и своим солидным видом, несколько уступающим его великолепию, создающих достойное обрамление.

Площадь чистая и ухоженная, проезд транспорта по ней запрещён, т.к. он мешает мыслительным процессам городских и районных властей, располагающихся в зданиях, окружающих собор. На окраине площади, со стороны рынка, в отдельностоящей будке размещён круглосуточный пост полиции.

За пределами Октябрьской площади расползаются кривые, не всегда замощенные улочки с маленькими домиками, перемежающимися с бОльшими зданиями, построенными после войны.

Почеп был когда-то пограничным городом и, в разное время, в нём было построено несколько крепостей в разных частях нынешнего города. Когда оборонные и городские функции утратил и стал местечком в Мглинском уезде Черниговской губернии, то градостроительных планов для него не составляли, и застраивался Почеп хаотично. После прокладки железной дороги поселение росло очень быстро, больше на равнине в окрестностях станции, но и старом городе на горе новопоселенцев было много. Черниговская губерния входила в черту осёдлости, где евреям разрешалось без ограничений приезжать в города и местечки и поселяться там для занятия торговлей и ремеслом. Новопостроенная станция, да ещё поблизости от границы с Орловской губернией, не входившей в черту осёдлости и представлявшей хороший рынок для продукции еврейских ремесленников, привлекала многих переселенцев. К 1917 году население местечка составляло около 10 тысяч, треть из них - евреи. Статус города Почеп возвратил себе в 1918 году, когда стал уездным городом, отделив несколько волостей от Мглинского уезда. Во время войны город сильно пострадал, в частности был разрушен дворец, построенный когда-то по проекту Ринальди. В нём, правда, с конца 19 века функционировали учебные заведения, и он утратил интерьер, да и внешняя отделка упростилась после пожара. Небольшая часть, сохранившаяся от дворцового здания, была использована после войны при строительстве районной библиотеки, стоящей рядом с собором (Октябрьская пл., д.3). Честно говоря, я не заметил никаких признаков старины, когда проходил мимо этого здания в сторону кафе, куда меня направила официантка ресторана. Обогнув собор, я по какой-то асфальтированной улице направился к улице Ленина. Некоторые впадающие в неё переулки мощения не имели.

В 1962 году был разработан генеральный план развития, которым предполагалось некоторые улицы выпрямить, но в 1970 году Почеп был включен в число 115 исторических городов, сохранивших древнюю планировку и значительное число памятников истории и культуры. В связи с этим, намеченное обновление застройки магистральных улиц в исторической часты города было отменено.

На подъёме улицы Ленина, после моста слева, располагается большой конгломерат магазинов. Один из них называется «Журавли», а в подвале его размещается кафе «Сайгон». Меня хорошо покормили в приятных интерьерах с кондиционером, позволяющим покурить в кафе, что нынче большая редкость.

Расслабившись после приятной трапезы, решил прогуляться на железнодорожный вокзал. Улица Толстого, по которой идёт поток машин, пыльная, грязноватая и обстроена неинтересными домами, в том числе избяного вида. До ж/д вокзала далеко. Вокзал одноэтажный, довольно большой, в зале ожидания - скомплектованные металлические кресла. Туалет в отдельном домике на платформе. Вокзальный комплекс окружён решётчатым забором с открытыми калитками. Путей несколько и через них проложен пешеходный настил, позволяющий перейти к Трубчевской улице, которая ведёт в направлении автовокзала, расположенного на трассе Брянск - Гомель.

Опрошенный полицейский сказал, что к ж/д вокзалу иногда подъезжает автобус, но нерегулярно. Пошёл к пересечению ул. Толстого и Брянской улицы и очень долго ожидал автобуса №1 под навесом остановки, т.к. не собирался возвращаться пройденным путём и подниматься в гору. Неожиданно со стороны ж/д вокзала вывернула «Газель» с пассажирами, и я на ней доехал, заплатив те же 10 рублей, до остановки «Центр».

От остановки спускался по ранее непройдённым улицам и переулкам. За Воскресенским собором главный вход в парк культуры, который при Разумовском был создан как дворцовый. Река Судость разделяет парк на две части, через реку перекинут пешеходный мост, но я вышел на него, огляделся и дальше не пошёл. Парк большой, довольно ухоженный, но с трубчевским не сравнить. Поднялся по покатым аллеям и вышел из парка на Октябрьскую площадь между зданиями, стоящими около собора.

Было уже около 21 часа, и я прошёлся ещё немного по улицам, высматривая работающий продовольственный магазин, но таковых не заметил. Присел в скверике между рынком и Октябрьской площадью с видом на Воскресенский собор. Передохнув и полюбовавшись, подошёл к полицейской будке и спросил дежуривших, где можно в такое время отовариться. Они меня направили пройтись через весь рынок к Смоленской улице, и там я закупил продовольствие на ранний завтрак. Возвращаясь обратно, обратил внимание, что около гостиницы, у перекрытого шлагбаумом въезда на площадь стоит несколько таксомоторов, поджидающих запоздалых посетителей питейных заведений.

Поднялся в гостиницу, совершил полагающиеся перед сном процедуры, лёг и стал смотреть телевизор. Но в это время потёк кондиционер. Вместе с вызванной дежурной, которая принялась вытирать паркетный пол, осмотрел недавно смонтированный кондиционер, повешенный вдали от внешней стены и окна, и не обнаружил отвода для конденсата. Не заморачиваясь этой проблемой, перетащил свои вещи в другой номер, с видом во двор. Дежурная продолжила борьбу с отключённым, но продолжающим подтекать устройством.

В Почепе ещё на день я решил не оставаться и надо было решить, что делать дальше.

Согласно первоначальному плану я предполагал из Почепа по дороге в Брянск заехать в Красный Рог, где расположен музей Алексея Константиновича Толстого, уважаемого мною последнего богача-писателя, занимавшегося литературой из удовольствия и в результате этой своей причуды написавший пьесы, которые не сходят с театральных сцен более ста лет. Да и Козьма Прутков, придуманный им совместно с такими же шалопаями, братьями Жемчужниковыми, оказался актуальнее и живее всех живых, даже больше, чем Ленин. И Толстой и Жемчужниковы были потомками К.Разумовского. Кстати, один из Жемчужниковых родился в Почепе.

Ещё днём я пробовал позвонить в музей, но там не отвечали, и была непонятна продолжительность их праздничных каникул. Я, с сожалением, отказался от идеи посещения, т.к. это требовало некоторой суетни, и я попадал в цейтнот при возвращении в Москву в тот же день. Вероятность приехать и увидеть приготовленный для поцелуя замОк меня не привлекала. Решил отправиться в Москву с раннего утра, чтобы иметь некоторый люфт по времени.

 

 

Проезд от Почепа до Москвы –76км+124км+223км

 

Утром встал, поел и вышел поискать такси – с сумой на плече идти пешком до ж/д вокзала долго и утомительно. Площадь была пустынна и около гостиницы таксисты не поджидали седоков. Пришлось пройтись по свежему воздуху (ночью шёл дождь) до Смоленской улицы, где я быстро поймал такси, подъехал к гостинице, забрал походную сумку и, заплатив 80 рублей, через 15 минут был у железнодорожного вокзала. Было пасмурно, а перед посадкой на проходящий поезд Новозыбков - Брянск начал крапать дождик.

Стоимость проезда от Почепа до Брянска– 120 рублей.

Поезд (автомотриса) такой же, как из Локтя до Льгова, только вагонов всего четыре. Железная дорога однопутная, так что шёл поезд медленно, поджидая минут по 10-15 встречные на станциях – разъездах.

В Брянске провёл полтора часа, ожидая электричку до Сухиничей. Поел в кафе «Трактир» (см. выше).

Билет до Сухиничей стоит 200 рублей.

В Сухиничах подождал порядка часа и пересел на электричку – экспресс до Москвы. Такие ходят только по выходным, но РЖД расщедрились, и объявили субботами многие майские предпраздничные дни. В Сухиничах мне продали билет за 124 рубля до Калуги-2 и выдали бесплатный билет от Калуги-2 до Москвы. Видимо при отправлении из Москвы кассиршу просто не научили, что с такими, как я, делать.

Всего на проезд от двери гостиницы г. Почеп до двери своей квартиры (включая ожидания на станциях) я потратил 13 часов.

 

 

На главную страницу и на страницу краеведческой информации -  http://georfed.narod.ru/

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сайт создан в системе uCoz